Переписки
Новых сообщений:0
Свобода слова начинается здесь

HISTORY / Общий инфопоток / Городская социальная сеть Народ Един
Архив новостей
Сейчас - 23 Октябрь, среда 17:11
Количество новостей на странице

2017
Март
29.03.2017 11:32
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

К IX веку литовцы, впервые упомянутые в летописях в 1009 году, состояли из нескольких племен – литвинов, жмудинов, ятвягов. Пруссы жили над Вислою и Неманом, жмудины – в устье Немана, собственно литовцы – в бассейне Вили, жемгола – на левом берегу Двины, куроны – на полуострове между Балтийским морем и Рижским заливом, летгола – латыши – на южном побережье Двины, ятвяги – между Западным Бугом и верховьями Немана. У литовцев почти не было городов. Все литовские племена жили в условиях родового быта, имея многочисленных родовых старейшин. Наша летопись и древнейшие немецкие хроники называют этих старейшин «князьями», насчитывают многие десятки их. Эти князья пользовались почетом и уважением литовцев, остальное население находилось у них в подчинении. Ни торговлей, ни ремеслами литовцы не занимались и даже не имели поселений городского типа. Они жили в лесах, в бедных хижинах, занимались земледелием или бортничеством. Культурное их развитие стояло очень невысоко. Сведения о религии литовцев сохранились у позднейших писателей. Эти сведения придают литовской религии характер стройно выработанных религиозных представлений. Но в этих сведениях имеется немало домыслов позднейшего характера. литовская религия отличалась такой же примитивностью, как и весь быт Литвы. Они верили в Перкуна, бога грома и молнии. Вообще, они поклонялись силам природы. Они почитали ужей и насекомых, любили гадания, поклонялись духам природы. Литовцы имели жрецов. Также отмечалось следующее.

Литовское племя занимает довольно удобную для жизни, большей частью плодородную страну – принеманскую. Народ этот разделяется на два племени: собственно литвинов и жмудинов. В старину литовский народ занимал большее пространство, чем теперь. В нынешней Пруссии жила особая ветвь литовского народа – пруссы, которых давили немцы. В западной России целая ветвь этого народа, так называемые ятвяги, жили в западной части Белоруссии губернии. Российское племя в XIII столетии и польское в то же время и в XIV столетии теснили литовский народ с этой стороны и совершенно поглотили ятвягское племя. Литвины остались только в Принеманской стране до Балтийского моря. Но и здесь они не имели покоя. Их жестоко давили рыцарские ордена: Прусский и Ливонский. Таким образом, с разных сторон сжимали литовский народ. Эти обстоятельства выработали в литвинах ту особенность, что они обыкновенно упираются против всего, часто даже не сознавая, почему они это делают. Стоит утвердить их в какой-либо мысли, и они защищают ее упорно, не давая себе отчета, почему упираются, чего добиваются. Древние летописцы и ученые до начала нынешнего столетия, интересуясь происхождением литовцев, сближали их с самыми различными народами: с герулами, с аланами, с немцами, с римлянами, с гелонами и будинами, со славянами. В настоящее время ученые пришли к тому заключению, что литовцы образуют особую ветвь арийского племени, как славяне, германцы и романские народы. Вместе с другими арийцами литовцы оставили Азию и поселились в восточной Европе, в бассейне реки Немана. Название «Литва» происходит от корня lit (lytus – дождь, lietas – проливной) и означает болотистую, сырую страну. Но ближе всех к ним славяне. Литовские племена жили главным образом земледелием, охотой и рыболовством, занимались пчеловодством. Коневодство составляло видную отрасль домашнего хозяйства; кумыс, как и мед, был любимым напитком литовцев. Ремесла находились в первобытном состоянии; как льняные одежды литовцев, так и их хижины были бедны и просты. Городов не было. В обмен на произведения своей страны литовцы получали от соседей медные и железные изделия: косы, серпы и особенно оружие. Приморские племена имели свои лодки, и племя Корс отличалось не только торговлей, но и морскими разбоями.

По свидетельству средневековых писателей, литовцы представляются людьми крепкого сложения, с белой кожей, румяным овальным лицом и голубыми глазами. Были очень воинственны. В домашнем быту отличались гостеприимством: бедный свободно заходил в каждый дом и ел, сколько хотел. Жен себе покупали и обращались с ними, как со служанками. Родовая месть была в полном ходу: если случалось убийство, то не могло быть никакой сделки, пока родственники убитого не убьют убийцу или его родственников. Верили в загробную жизнь, которую считали продолжением земной; мертвых сжигали с имуществом.

Население Литвы делилось на свободных и рабов. В рабы поступали военнопленные, должники и добровольно продавшие себя из-за голода. Из свободного населения выделялись некоторые роды, владевшие большим количеством земель и рабов. Из таких богатых родов выходили местные князья или кунигасы. Наравне со знатными родами пользовались большим вниманием жрецы. В политическом отношении литовские племена делились на мелкие волости, во главе которых стояли князья или старейшины. Единство литовского племени выражалось в религии и языке.

Религия литовцев во многом похожа на религию славян. Высочайшим божеством всего литовского племени был Перкунас (Перун), проявление которого – гром. Эпитеты его – «дедушка», «старец». Память о нем сохранилась в литовских песнях, пословицах и заговорах (в одной песне говорится, что у батюшки Перкуна девять сыновей: трое ударяют, трое гремят и трое бросают молнию). И в Жмуди, и в Литве, и в Пруссии поддерживались неугасимые огни (зничь) в честь Перкуна.

Жрецы были довольно многочисленны, отличались особой одеждой (с белым поясом), но не составляли особой касты; они разделялись на несколько степеней, высшая степень – кривы. Обязанность жрецов – жертвоприношения, гадания, заклинания, лечение; кривы были, кроме того, смотрителями святилищ и народными судьями. Особенной известностью пользовался у западных летописцев криви, живший в Пруссии, в месте Ромове, где стоял идол Перкуна. По мнению некоторых, этот криве (или Криве-Кривайтис) был верховным жрецом всех литовских племен, вроде папы. И заметим, как это слово похоже на название славянского племени – кривичи. Одного из базовых для русских и белорусов. Очевидно, здесь имеется какая-то связь с этими русскими предками, причем связь сакральная. Этому можно найти письменные подтверждения. Так, историк Теодор Нарбут в своей «Древней истории литовского народа» сообщает: «Язычество и после процветало в Княжестве Литовском, а дольше всего оно было в Жемайтии, крещенной самой последней, а именно до 28 июля 1414 года, когда в деревне Анкаим умер верховный Криви-Кривайтис именем Гинтовт, по счету 74-й жрец. С ним же, действительно, пал титул, некогда очень важный в святых и судебных делах во всех землях литовских: пруссов, литвинов, жемайтов, а также кривичских русов (то есть славян-кривичей). А кто такие в нашей истории кривичи? Это одно из двух крупнейших, наряду со славянами ильменскими, славянских племен Великороссии. В культуре полоцко-смоленских кривичей, изученной сравнительно лучше, наряду со славянскими украшениями присутствуют и элементы балтского типа. Кривичи были одним из крупнейших восточнославянских племен. Они занимали не только север Белоруссии, но и соседние районы Подвинья, Поднепровья и Верхней Волги (Псковщину, Смоленщину и запад Суздальской земли, где они с востока граничили с проживавшими в районе Москвы и Твери литовцами-голядью, обрусевшими позже, в XIII–XV веках). Кривичи, таким образом, граничили с литовцами и на западе, и на востоке. А сами они сформировались в результате ассимиляции пришлыми славянами местных балтских племен, постепенно славянизированных. Об этом ярко свидетельствуют данные археологии. По одной из версий, их название происходит от имени прародителя славян-кривичей Крива (??????????? в сочинении византийского императора Х века Константина Багрянородного), по другим – от имени первосвященника балтов Криви-Кривайти. Сходство очевидно. Это объясняет, что при поддержке любой из рассмотренных ниже версий происхождения Литовского княжества народ этот однозначно был родственным славянам».

Продолжение следует...

Далее...
23.03.2017 13:10
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
1471 год

Весной 1471 года великий князь объявил о начале войны. Походу на Новгород Иван III придал характер защиты общенациональных интересов от впавших в «латинство» (католичество) новгородцев, хотя сохранение в Новгороде православия и оговаривалось особым соглашением с Литвой, и в Москве об этом знали. План военных действий предусматривал изоляцию Новгорода от жизненно важных районов республики.

Новгородское боярство оказалось в политическом вакууме. Псков был в союзе с Москвой. Казимир увяз в венгерских делах. Ливонский орден занял позицию дружественного в отношении Москвы нейтралитета. «Простая чадь» неохотно шла в ополчение: «литовцам» приходилось либо загонять ее силой, либо распалять демагогическими призывами, либо играть на полулегендарных воспоминаниях о былой «вольности».

14 июля 1471 года на реке Шелони произошло сражение. Сначала лучше вооруженная новгородская пехота стала теснить московскую и суздальскую. Затем, в кульминационный момент боя, ей во фланг ударила московская и татарская конница, и, хотя на помощь своей пехоте выдвинулись новгородские конные бояре, в бою наметился перелом. Однако командиры новгородской фаланги держались, ибо знали, что их отборная тяжелая конница из Владыкиного полка, подчиняющаяся приказам новгородского архиепископа, еще не тронулась с места. Сейчас тяжелые латники пойдут в атаку, наберут скорость и неудержимо, обученной железной массой, сомнут московских и татарских оболтусов Ивана. Но… вот только что-то она не атакует и не набирает свой победный ход. Мало того, она не трогается с места. Время идет, княжеские войска начинают одолевать, а помощи все нет и нет. Из-за «саботажа» тяжелой новгородской конницы победа Москвы была полной. Одновременно было сломлено сопротивление новгородцев в Двинской земле. Казнь в Русе виднейших вожаков «литовской партии» вызвала дезорганизацию новгородской правящей верхушки. Архиепископ и православная Церковь однозначно и решительно поддержали Москву, а не католическую Польшу.

Казалось бы, в этих обстоятельствах Иван III, диктуя условия Коростынского договора 1471 года, мог одним росчерком пера покончить с республикой. Однако великий князь нашел нужным разыграть внезапную умеренность. Он довольствовался выкупом и признанием своих суверенных прав, но в текст акта о подчинении республики он ввернул несколько двусмысленных слов, которые делали его верховным судьей. За несколько лет его суд в глазах новгородского плебса показал себя более обьективным и честным, чем судьи зажравшихся «родных» олигархов. Сохранив «призрак» свободы, Иван III продлил агонию Новгорода. За действиями тридцатилетнего князя стояли трезвость политического расчета и холодная логика государственного деятеля, сознание своей силы и учет потенциальных возможностей умирающей республики, которая в последнем порыве еще могла вспомнить и Невскую битву, и Ледовое побоище, и Раковорскую победу, и, если перегнуть палку, устранить нейтралитет конницы архиепископа. Что тогда?

Расчет Ивана III полностью оправдался. Шесть с половиной лет, отделяющие Коростынский договор от зимнего похода Ивана в 1477–1478 годах, были временем постепенного умирания Новгородской боярской республики, завершившегося ликвидацией «призрака» новгородской свободы. Трудно говорить о какой-либо политической линии новгородского правительства в этот период бессмысленного метания из стороны в сторону. Поход Ивана III помог прекратить существование феодальной республики. Причем когда в 1477-м он пошел на Новгород, то сперва не думал его покорять. Его природная, мудрая осторожность строителя империи взяла верх. Он допускал продолжение существования новгородской республики. Сколько? Да сколько потребуется. Он с собой вез тетрадку, в которой были собраны документы, обосновывавшие его право на земли по Северной Двине. Собственно, он хотел отнять у Новгорода двинские земли, только приблизив его падение. Благоразумно и осторожно полагая, что присоединение такой огромной и богатой республики должно быть поэтапным. Но когда он пришел в Новгород, то о Двине разговора уже не было. Новгород сдался, и в январе 1478 года был присоединен к Москве, потому что его уже некому было защищать. Вернее, защищать бояр уже никто не собирался. В московском князе простые люди, недовольные боярством, возможно, увидели защитника своих интересов.

В январе 1478 года произошло политическое объединение северной Великороссии с ее центром, взявшим на себя инициативу создания единого Русского государства.

Великие события неизбежно порождают великие легенды. С крушением Новгорода связаны многие мифологические сюжеты. Вседержитель с распростертой под куполом Софийского собора рукой; плачущие иконы в новгородских храмах; разбитый вечевой колокол… Знамения, пророчества, видения… Михаил Клопский, Зосима Соловецкий, Марфа-посадница… Легенды и реальность переплетаются, создают причудливый исторический узор.

Но в целом надо признать, что в эти решающие годы мудрость проявил не только князь Иван, но и многие новгородцы, и в первую очередь новгородская православная церковь в лице архиепископа; разумным решением НЕ использовать по полной свою тяжелую «владыкину» конницу и самые крепкие на Руси укрепления.

Таким образом, в Новгороде существовал своеобразный триумвират управления: выборный посадник, выборный архиепископ и приглашенный князь, который находился под контролем посадника и архиепископа. И при этой сложной системе правления республики на все объединение с Московским государством, не без помощи церковных деятелей, ушло всего 7 (семь) лет. В других странах на такое уходили десятилетия, как во Франции (бургундские войны) и Англии (Война Алой и Белой розы). Или столетия, как в Германии и Италии. Или – эту проблему вообще не удавалось решить, как в мечтательно «сарматской» Польше или в не менее мечтательной Венгрии. А о метаниях украинских гетманов тут лучше и не вспоминать вообще. Последовательным оказался только Богдан Хмельницкий. Вот уж действительно – Богом дан. А его сын Юрий – уже ни в городе Богдан, ни в селе Селифан. Но в целом, подводя итоги о роли, духе и присоединении Новгорода, нужно сделать одно важнейшее замечание. Превратившийся в столицу боярского сепаратизма во 2-й половине XV-го века Новгород тем не менее имел в своей управленческой структуре исключительно сильного сторонника присоединения к Москве, а не к Польше и Литве – Новгородского архиепископа, который и склонил часу весов в сторону Москвы – и великого будущего единой России. Прямо надо признать, что сепаратизм новгородского боярства при этом отнюдь не исчез. И уже после присоединения мятежи, ереси и заговоры здесь воспроизводились довольно регулярно, пока не были жестоко подавлены Иваном Грозным. Но главное было сделано. И, хотя венчание на царство в России произошло в 1547 году, а повторное принятие титула императора российского – в 1721-м (ибо «царь», т. е. «цесарь», и «император» по сути имеют одно и то же значение), фактически Россия стала великой державой, вставшей в один ряд с Габсбургами Австрии и Испании, именно в 1478 году при объединении Москвы и древнего Новгорода. Хотя Псков и Рязань еще оставались независимыми, а Смоленск и Брянск под властью Литвы – главный шаг в построении великой Русской державы был сделан. Добавим сразу, что, хотя этот шаг делался не один год и потребовал много политических усилий, крови было пролито гораздо меньше, чем при присоединении Восточной (Левобережной) Украины во второй половине XVII века. Северный Великий Новгород, богатый, хорошо вооруженный, оказался мудрее южной Украины. Почему? Это мы увидим позже. Здесь же стоит еще раз отметить причину новгородского тупика – непомерную жадность новгородского олигархата. Как это назидательно для наших дней!!

Далее...
19.03.2017 10:53
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

До XV века Господин Великий Новгород – однозначно сильнейший на Руси. Особенно впечатляют результаты трех боев новгородцев с великими князьями Владимирскими. При Андрее Боголюбском Великий Новгород разбил вдрызг все его общерусское войско вместе с половецкими ханами. Это после победоносного-то взятия войсками Андрея Киева в 1169 году. Но под стенами северной столицы разгром был – страшный. Сражение вошло в историю как «бой баранов», так как новгородцы в насмешку отпускали пленных русских воинов и союзных им половцев по цене барана.

Через 50 лет – разгром великокняжеского войска владимирского вместе с Великим князем Юрием Всеволодовичем и его братом, другим сыном Всеволода Большое Гнездо Ярославом Всеволодовичем. Липицкая битва, описанная выше. Нокаут был таким звенящим, что Владимир в шоке от потерь сдался и открыл ворота без боя.

И, наконец, еще один пример. В 1316 году Великий князь Владимирский и Тверской идет в поход на Новгород. Однако ссора назревала давно, и новгородцы разгадали замыслы Михаила о решительном походе на Новгород. Они укрепили столицу, призвали жителей Пскова, Ладоги, Русы, корелов, ижерцев, вожан и серьезно готовились к битве. Получилось так, что, когда князь подошел к Новгороду, его встретило войско, не уступающее княжеской рати. Как пишет Карамзин, «князь имел еще друзей между новгородцами, но робких, безмолвных: ибо народ свирепо вопил на вече и грозил им казнью». Михаил был изумлен многочисленностью собранных Новгородом ратников. Он простоял некоторое время близ города и, тревожимый их малыми хорошо вооруженными и подготовленными отрядами с разных сторон, не отважился на решительные боевые действия, начав отступление. Чувствуя недостаток в провианте, жесткий прессинг северян, упадок духа в армии, князь решил идти назад ближайшею дорогой, сквозь дремучие леса. Там войско его окончательно потеряло дисциплину, управляемость и какую-либо организованность и между озерами и болотами не могло найти пути удобного. Кони, люди падали мертвыми от усталости и голода. Воины сдирали кожу со щитов своих, чтобы питаться ею. (Карамзин; Борзаковский.)

Пришлось бросить или сжечь обозы. Князь вышел в конце концов из этих мрачных мест с одной пехотой, малой числом, изнуренной и почти безоружной. Это было тяжелое поражение, причем без решительных сражений. Практически полная и одномоментная потеря всех рыцарских лошадей, таких дорогих и, что еще более важно, долго и с большим трудом обучаемых, была настоящей катастрофой для тверской дружины. Потому что эту потерю, в отличие от железных сабель, мечей и кольчуг, невозможно было восполнить в короткое время. Одним словом, поход закончился разгромом великокняжеской рати. Битвы с тевтонами и скандинавами также были славными для новгородского оружия. Хотя, конечно, высокая боеспособность объяснялась и хорошим вооружением новгородцев, имевших самую развитую экономику и уровень ремесла в эпоху древней Руси. Только этим можно объяснить, что новгородская пехота могла себе позволить атаковать суздальскую рыцарскую конницу снизу вверх, выбивая ее с укрепленных холмов.

Но в XV веке новгородские бояре заелись, превратились в олигархов, и боевая мощь новгородского войска стала падать. А московского, наоборот, расти. Новгородское боярство и духовенство стало больше полагаться на могущество новгородского рубля, чем на доблесть и силу новгородского войска. Так в 1428 году под Порховом новгородцы уплатили литовскому князю Витовту «за мир» 10 тысяч рублей – по тем временам огромную сумму. В 1441 году великий князь московский Василий Васильевич согласился на мир, получив выкуп с Новгорода в 8 тысяч рублей. Великий Новгород в XV веке уже не был той грозной военной силой, которая в XII–XIV столетиях не раз наносила поражения немцам и шведам, которая в XIII веке отстояла западные рубежи Руси, продемонстрировав доблесть новгородских воинов на берегах Невы и на льду Чудского озера, мужество новгородских ополченцев на полях под Раковором.

Одна из главных причин ослабления Новгорода началась с его боярской элиты. Сначала посадника новгородского избирали пожизненно. Ну, он, как правило, не доживал до смерти, его смещали, потому что шла постоянная борьба между боярскими группировками. Потом в середине XIV века был найден путь, который немного консолидировал боярство – избиралось одновременно 6 посадников. От каждого конца (их пять было) – по посаднику, а от Неревского конца – 2 посадника. Это был такой двойной большой конец, в нем числилось два соборных участка. Из этих шести человек, избранных пожизненно, каждый год выбирался главный (степенный) посадник. Если он хорошо проявлял себя на этом посту, ему продлевали срок, если нет, выбирали другого степенного посадника. Причем эта борьба за власть давала возможность боярам создавать некие средства социальной демагогии. И при шести посадниках в республиках сохранялась и конкурентность, и усердие власти в делах.

Скажем, борется боярин за власть и говорит жителям своего конца: вот вы поддержите меня, потому что сейчас правит вами боярин из другого конца, из другого района города; вот я приду к власти – все будет хорошо. Это создавало некоторую возможность балансировать вокруг власти. А потом, дальше, что получилось? Поднимается некое социальное недовольство в низах новгородских, и в начале 10-х годов XV в. стали выбирать уже не 6 посадников, а 16, потом – 24-х посадников, потом 36. То есть все боярские семьи уселись вокруг стола власти, около этого властного пирога. И всем им стало и уютно, и хорошо. Вот только качество управления начинает падать. Несмотря на сохранение должности степенного посадника. И тогда что появляется? В летописи пишут: нами правят бесправдивые бояре, у нас правды нету, у нас суда правого нет. Появляется повесть о посаднике Щиле-взяточнике, о посаднике Добрыне, который за взятку немцам разрешил сломать православную церковь и построить католический храм. И берестяные грамоты середины XV века содержат те же самые сюжеты недовольства боярством. Одним словом, зажравшиеся и потерявшие стыд олигархи погубили политическую мощь великого города.

Вечевой Новгород не только не сумел возглавить движение разрозненных русских земель к единству, но даже не ставил перед собой эту задачу. Республиканская форма государственности тех времен была жизнеспособной только в условиях феодальной раздробленности. Не случайно поэтому существование феодальных республик возможно было именно в XII–XIV веках.

Единственной политической силой, способной возглавить объединение русских земель в XV веке, была власть московского великого князя.

XV столетие было временем возникновения централизованных государств на всем Европейском континенте. Неизбежным следствием этого было поглощение республик соседними, более сильными монархическими государствами.

Изнутри крушение феодальных республик в XV веке было подготовлено развертыванием борьбы против олигархического управления государством. Борьба народных масс хотя и носила стихийный характер, объективно содействовала централизации.

Пятнадцатое столетие, разрушив традиционные средневековые торговые связи, переориентировав торговлю на обеспечение потребностей внутреннего экономического развития, ослабляло республиканские государства Венецию, Геную, Ганзу, в той или иной степени связанные с посреднической торговлей.

Пятнадцатое столетие стало трагическим для многих европейских феодальных республик. Генуэзская республика, потерпевшая поражение от Венеции в 1380 году в битве при Кьодже, неоднократно на протяжении столетия оказывалась под властью иноземцев.

Венецианская республика в XV веке потеряла многие свои владения на Средиземном море, и ее торговое могущество ослабло. Подобно расточительному наследнику, она продолжала существовать за счет накопленных богатств. Республиканское управление просуществовало здесь до наполеоновских войн только в силу незавершенности процесса политической централизации в Италии. Со второй половины XV века наметился упадок Ганзы – торгового объединения независимых городов-государств Балтийского побережья.

XV столетие с его поистине шекспировскими сюжетами и страстями и сегодня привлекает исторических романистов в их стремлении опытом истории выявить непреходящее, гуманистическое в этом опыте, раскрыть в прошлом социальные и социально-духовные предпосылки нашего нынешнего интернационального единства.

Специалисты-историки пока еще далеки от завершения политической и экономической характеристики каждой социальной категории Новгородской феодальной республики. И только оно, это завершение, может содействовать решению кардинального вопроса об общественной жизни Новгорода накануне его присоединения к Москве: определение социально-политического состава тех группировок внутри республики, которые тяготели соответственно к Москве либо были ее противниками.

Борьба сил централизации с силами сепаратизма переосмыслена у некоторых историков как конфликт великого князя с вечевым Новгородом.

Подобный подтекст не нов. Он характерен и для дореволюционной историографии, и для исторической беллетристики.

Он в ограниченности политической мысли летописца XV века и в романтической идеализации демократической литературы XIX века. Он в герценовской формуле: «Москва спасла Россию, задушив то, что было свободного в русской жизни». Подобная концепция определялась не столько исторической закономерностью, сколько политическими тенденциями XIX века, борьбой с самодержавием. Однако уже для Л.И. Герцена первоочередная заслуга Москвы – в «спасении России». В этом, как подчеркивает советская историография, смысл борьбы централизации с сепаратизмом в деле объединения Русского государства. Надо прямо сказать, что к середине XV века новгородская республика в лице своего боярства превратилась из промышленно-финансовой опоры Северной Руси (и, кстати, помогая Москве в собирании земли против задиристой Твери) в откровенно реакционную силу, заигрывающую и с Ливонским Орденом, и с польско-литовской знатью. Появилась откровенная угроза перехода Новгорода под руку польского короля, что стало бы тотальной катастрофой для русского народа и объединения Руси. Присоединение Новгородской земли к Московскому княжеству было не падением Новгорода, а крушением боярской новгородской олигархии.Конечное поражение новгородских бояр в борьбе с объединяющейся Великороссией было исторически неизбежно. Оно определялось общими закономерностями исторического развития Великороссии, приводившими к ликвидации феодальной раздробленности. Московский князь боролся за единство Руси. Новгородские бояре отстаивали изжившую себя феодальную раздробленность.

Известный советский историк В.Н. Вернадский, наиболее подробно исследовавший процесс объединения Новгорода с Москвой, показал закономерность крушения феодальной республики и глубокую прогрессивность акта присоединения Новгорода к Русскому государству: «Победа великого князя над новгородским боярством была победой нового порядка над изжившей себя стариной. В 1478 году произошло политическое объединение северной Великороссии с ее центром, взявшим на себя инициативу в создании объединенного Русского государства. В этом огромное историческое значение событий 1478 года, важнейшей вехи в истории образования объединенного Русского государства. Присоединением северной Великороссии был разрешен главный вопрос русской политической жизни XV века. Политическое объединение Великороссии отнюдь не означало ни гибели, ни экономического упадка северной Великороссии. Новгород перестал быть ее политическим центром, но жизнь Новгородской земли, вошедшей теперь в состав объединенного Русского государства, не только не остановилась, а стала снова развиваться быстрыми темпами».

К середине XV столетия стало очевидным не только реакционное моральное падение новгородского боярства, но и то, что время самостоятельности Новгорода подходит к концу. Это понимала и новгородская боярская верхушка. «Господа» прекрасно сознавала, что она уже не в силах сохранить свои политические позиции. Обогатилась, комфортно устроилась политически – при тридцати шести посадниках-то. И стремилась сохранить хотя бы земли. Сохранить любой ценой. Боярская олигархия уже тогда прикидывала, с кем выгоднее быть: с Москвой или Литвой? Выбор был ограничен. Отдаться под власть Ивана III значило объединиться с Великороссией; перейти к Казимиру – порвать с Русью. Союз с Москвой сохранял православие; коалиция с Литвой порождала угрозу не только со стороны униатов, но и непосредственно со стороны католического Рима. Подчиниться Москве – безусловно, лишиться столетиями нажитого багажа политической власти и малая степень вероятности сохранить землевладение в нетронутом виде. Угроза московских «выводов» витала над новгородскими землевладельцами. Перейти к Казимиру – повысить шансы не только на сохранение цельности земельных владений, но и на возможность участия в политической жизни: власть польского короля и литовского князя все-таки была ограничена шляхетским сеймом. Новгород раскололся. Оппозиция Москве была активной и действенной, она добилась не только приглашения из Литвы потомка киевских князей Михаила Олельковича, но и одобрения вечем союза Новгорода с Литвой. Договор означал полный разрыв с Москвой и переход под власть католической Литвы, хотя и с сохранением (это специально оговаривалось соглашением) традиционного православия.

Для Москвы наступил решающий момент. Реакция, как правило, осторожного Ивана III была молниеносной.


Далее...
16.03.2017 13:55
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Отношение к нашим предкам в средневековой Европе. В первую очередь – к новгородцам

В Новгороде, как и везде на Руси, можно оставлять золото или другие ценные вещи на улицах и в кабаках. Адам Бременский, германский купец.

Сегодня, в начале XXI века, наши соотечественники путешествуют по всему миру и с самыми разными целями. Кто едет в командировку, кто в отпуск, а кто-то путешествует в самом изначальном смысле этого слова, подобно Федору Конюхову или Туру Хейердалу. Одним словом, сбылась давняя мечта Геннадия Викторовича Хазанова, когда-то гневно вопрошавшего: «И сколько можно смотреть на мир глазами Сенкевича!!?». Относятся к нашим по-разному, да и люди едут тоже разные. «Русские – экстремалы». Распространенное мнение. Конюхов, Чагин, в кадре – Тактаров, Емельяненко и К. Нежелание покидать Нью-Орлеан после «Катрины» в 2005-м и Египет во время революции в 2011-м. Другие, особенно в чинной Европе, осуждают замашки шумных новых русских, порождая чудные и нелепые легенды типа: «Трое наглых русских туристов напали на двенадцать (!?) испанских полицейских и хорошенько (?) их поколотили (??)». В общем, комментарии разные, но в целом к нам явно привыкают, и русские люди становятся такими же неотъемлемыми персонами мировых просторов, как русские космонавты, непрерывно бороздящие… – просторов космических. Несмотря на всяческие санкции и контрсанкции. И, как говаривал классик, процесс, товарищи, пошел. Но вот вопрос. Наши ездили по миру и до Николая, и начиная с Горбачева. А как было раньше, особенно существенно раньше, до Петра I? И оказывается, что в средние века наши люди были гостями частыми и в Европе, и в Азии. А в XIV веке поток Русских «гостей», и купцов, и князей, достиг пиковых значений до времен Петра Алексеевича. И каково к ним было отношение?

Новгородцы, смоленцы, ладожане не только ждали к себе купцов-гостей, но и сами регулярно плавали по морю в Данию, в Любек и в Шлезвиг. И воистину удивительное дело! Почему-то немцы очень высоко оценивают русских коллег. Они не только не считают наших предков нечестными и вороватыми, но, наоборот, отдают им предпочтение перед «своими». Сила русского авторитета такова, что уважение перед русскими отражается и в документах. Русские считаются людьми глубоко порядочными, их слово надежно, а доверенные им товары и золото они никогда не присвоят. В этом, говорится, отличие русских земель от земель скандинавских и жителей Юга.

В конце XIV века Ганзейский союз (от средненемецкого Hanse – союз, товарищество) включал больше сотни городов, в том числе и Дерпт, Ригу, Ревель. Он владел монополией на торговлю в масштабах Европы. Столицей Ганзы был город Любек – тот самый, привилегию на торговлю в котором дал северным русским германский император Барбаросса. Любек решал споры между членами Ганзы, решал, будет ли Ганза воевать и какие города выступят с войском. В нем собирались съезды Ганзы.

Основой торговли и финансовых операций Ганзы были конторы в Новгороде, Брюгге (Фландрия), Лондоне, Венеции, Бергене (Норвегия). Любек – основной перевалочный пункт на сухопутном и речном пути из бассейна Балтики в Северное море. Новгород лежал в начале торговых путей, связывающих Балтику с Черным и Каспийским морями, Восточную Европу с Западной. Новгород стал очень важным, непременным партнером Ганзы, одним из основных городов Северной Европы.

Политика Ганзы во всех странах была проста: система разрешений и сдержек. Ганза жестко давила английских, фламандских и голландских купцов. Страх перед конкурентами? Не только. В Ганзе почему-то считалось, что англичане и голландцы не умеют учитывать интересов партнеров, не «живут вместе с другими», а всегда держатся сами по себе. Купцов из Новгорода немцы тоже пытались потеснить до Балтики. Но действовали чисто экономическими методами, никогда не запрещая русским торговать в других городах или открывать там конторы.

Ганза монополизировала торговлю с Новгородом. Только члены Ганзы имели право учить русский язык(!!!), торговать с русскими, а самое главное – давать русским ссуды деньгами или товаром. Почему?! Оказывается, русские – очень надежные партнеры, они всегда отдают долги, и со всеми процентами. Ссудить русскому купцу денег считалось выгодным дельцем. При этом Ганза никогда не запрещала самим русским торговать в ганзейских городах и давать ссуды немцам или другим европейцам – члены они этого союза или нет. Получается, Ганза вводила своего рода «привилегию наоборот» – привилегию для русских в ущерб «своим».

Например, купцы из Лондона не имели права давать ссуды немцам. И торговать могли не везде. То же относилось и к голландцам с итальянцами.

Русских же купцов немцы считали честными и надежными. В Ганзе действовал закон, согласно которому проторговавшийся русский купец не мог быть арестован ни в этом, ни в любом другом городе Ганзейского союза. Это может показаться странным. Действительно, почему? Это было время очень жестоких законов. Если суд устанавливал, что купец не может отдать долги или у него кончились средства, его могли приговорить даже к смертной казни, к пыткам раскаленным железом или отсечению рук и ног. Долговая тюрьма – каменный застенок или земляная яма, где «дебитор» был обречен сгнить заживо, – это еще далеко не самый страшный результат работы судебных исполнителей того времени по взысканию просроченных задолженностей.

Достоверный факт: германский архитектор, построивший один из храмов Кракова, не смог вовремя отдать ссуду. Он не отказывался от долга, только просил отсрочки. По приговору суда мастер, построивший прекрасный храм, был ослеплен. Рукой палача ему на базарной площади выжгли оба глаза раскаленным прутом. Естественно, после этого заимодавец уж точно не получил обратно своих денег.

А финансово несостоятельного русского купца не казнили и не истязали. Его, даже в стельку пьяного (с горя, от торговых неудач, конечно) где-нибудь в прибрежных кустах долины Рейна, отправляли домой, в Новгород, за свой счет, чтобы он мог опять начать торговлю и отдать долги.

Таких правил в Ганзе не было по отношению ни к каким другим купцам – ни немецким, ни английским, ни шведским, ни голландским, ни фламандским. Привилегия русским, однако. И какая! Просто фантастическая. Ведь какими бы русичи ни были классными, крутыми и честными парнями, ТАКИЕ привилегии подсознательно (да и сознательно тоже) тянут на определение – «перебор». Ну просто супербратские отношения. И тогда, если поразмыслить, нужно признать, что в этих отношениях просматриваются еще и льготы. Льготы – для самых важных, выгодных и просто необходимых торговых партнеров. И понимание, что Республиканский Новгород и великокняжеская Москва, согласованно защищают свои общие торговые интересы. А значит – имеют зрелую, устойчивую государственность и внешнюю политику. Что и привело к созданию Русского Царства.

Далее...
13.03.2017 13:20
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Архиепископ. За единую Россию

В Новгородской республике между Церковью и государством царила гармония. Более того, нигде в других городах и княжествах древней Руси Церковь не была так тесно связана с государственной жизнью, как в Новгороде. При этом православные новгородцы ставили Церковь выше государства. В других русских землях, возглавляемых князьями, такого сознательного и основанного на свободной воле единства гражданского общества, как в Новгороде, не было. В русских княжествах существовало разделение властей. Главой светской власти был князь, церковной – местный епископ. Поэтому при всем теснейшем сотрудничестве светской и церковной властей другим русским землям не удавалось приблизиться к новгородскому идеалу.

Святая София была владычицей и покровительницей города и государства. На земле ее представлял всенародно избранный архиепископ. Он, по словам Н. Костомарова, был живым выражением власти Святой Софии над Новгородом. Новгородский владыка был духовным вождем нации. По мере утраты князьями в Новгороде властных функций, монархическое начало все более и более сосредотачивалось в архиепископских палатах. Постепенно вокруг владык сформировался двор, подобный княжескому. Такое подробное описание боярства, веча и теократии республиканского Новгорода вовсе не случайно. Автор хотел показать, что в целом традиции государственности в Новгороде были несравненно более глубокими, со своим внутренним стержнем и более прочными, чем на Украине, практически без борьбы оказавшейся под властью Польши. И роль новгородской теократии и ее главы – архиепископа – была самой мудрой при процессе создания единой России.

Система избрания главы Церкви была совершенно различной в Новгороде и Москве, что определялось различиями в их политическом строе. Митрополита избирал освященный собор, при этом решающее слово принадлежало московскому государю. Из претендентов нередко одерживал верх тот, кто мог заплатить в казну больше денег. В Новгороде право избрания владыки принадлежало новгородскому вече. Шансы на избрание имели лишь наиболее популярные в республике и авторитетные иерархи. Нередко на архиепископский престол избирались простые священники или монахи, не имеющие сана. В Новгородской республике не существовало церковной бюрократии, поэтому никакая карьерная лестница к архиепископской кафедре не вела. Протекция, деньги, знатность не имели значения. От кандидата на высшую церковную должность требовались необходимые личные качества и глубокое народное уважение. Владычество в Новгороде было одним из важнейших государственных институтов республиканского времени, сравнимым с постами посадника и тысяцкого. Свидетельство тому – регулярное с середины XII века избрание новгородского епископа из среды местного духовенства, проводимое светскими лицами на вече. Не подлежит сомнению тот факт, что система выбора владыки на вече, не фиксируемая в других городах Руси, является одним из результатов политических и социальных реформ XII века в Новгороде. Высшие должности в республике могли занимать только коренные новгородцы.
Некоторое исключение делалось лишь для приглашаемого князя. На архиепископа это исключение не распространялось. Почему? Потому что он, в отличие от князя, избирался на свое служение пожизненно и сместить его, опять же в отличие от князя, было не так легко. И самое главное: в Новгороде князь не обладал реальной властью, а архиепископ был носителем почти всей ее полноты. Только в ранний период церковной истории на новгородскую кафедру епископы присылались из Киева, позднее они избирались из коренных жителей Новгорода. При выборе себе архипастыря новгородцы держались неизменно одного правила: чтобы он был из местного духовенства, черного или белого, а затем обращали внимание только на достоинства избираемого, нимало не стесняясь его саном. Почему главу новгородской архиепископии избирали на вече? В древней христианской Церкви епископа выбирали и клирики, и миряне. Таким образом, в практике избрания епископа новгородцы не были оригинальны – они только следовали апостольской традиции. Как правило, на рукоположение в архиепископа вече выбирало трех кандидатов. Их имена писали на жребиях, которые клали на престол собора Святой Софии. Служили литургию. После окончания богослужения тянули жребий, который и определял имя нового владыки. Новгородцы считали, что именно таким образом лучше всего совершается божественное волеизъявление. Они говорили: «Не хотим избрания от человека, а желаем принять извещение от Бога – кого Бог захочет и Святая София». Но была и еще одна причина, по которой новгородцы избирали владыку сначала на вече, а затем жребием. Какая же? Она заключалась в том факте, что архиепископ в Новгороде не только возглавлял Церковь, но и был одним из главных государственных лиц республики. А все, что имело в Новгороде власть, силу и влияние, окончательно, по исконному народному понятию, надлежало исходить из народной воли. И отсюда необходимость избрания владыки на вече. Жребий же служил гарантией того, что архиепископский сан получит не ставленник какого-либо боярского клана, а человек, чуждый внутриполитических симпатий и заботящийся о всеобщем благе. Владыка стоял выше партий и выражал единство республики. Чтоб сделать реальной его независимость, кандидаты, избранные вечем, подвергались жеребьевке.

Основу хозяйства новгородских монастырей составляли принадлежавшие им земли. Монастырские угодья постоянно расширялись. В XIV–XV веках произошел особенно быстрый рост монастырских землевладений, «в результате которого из десятилетия в десятилетие совершалось перераспределение земельного фонда Новгородского государства в пользу монастырских вотчин. В XIV и особенно в XV веке монастыри стали играть важную роль в экономике Новгородской республики. Рост богатства монастырей не только укреплял их иммунитет, но и приводил к усилению их воздействия на государственный аппарат. Имеются факты, позволяющие говорить о своего рода сращивании мирской администрации Новгорода с администрацией некоторых монастырей». Бесспорное главенство среди всех новгородских обителей принадлежало Юрьеву монастырю. Его настоятель носил особый титул – «новгородский архимандрит». Назначал его не архиепископ, а вече. Новгородский архимандрит, наряду с посадником и тысяцким, являлся одним из высших должностных лиц республики. От новгородского архиепископа Юрьев монастырь и его архимандрит почти во всем были независимы. Эта самостоятельность объяснялась тем, что монастырь принадлежал юрисдикции веча. Более того, Юрьев монастырь не был единственной обителью, независимой от архиепископа. Автономией пользовались также те монастыри, ктиторство над которыми принадлежало пяти новгородским концам. Каждый из них имел свой монастырь, находившийся в его юрисдикции. Кончанские монастыри были для жителей концов не только средоточием церковной жизни, но и теократической основой местного самоуправления. Игумены этих монастырей, занимая видное положение среди руководителей концов, скрепляли своими печатями грамоты, составленные кончанской администрацией.

В Новгородской республике существовали десятки монастырей, ктиторами которых были влиятельные и богатые боярские семейства. Они десятилетиями строили и содержали эти монастыри на собственные средства. Такие обители становились их родовыми духовными гнездами. В стенах этих монастырей боярские семьи имели фамильные усыпальницы. Бояре, желавшие принять иноческий чин, постригались там в монашество. Все монастыри, основанные боярами одного из новгородских концов, подчинялись главному монастырю этого конца. Настоятелей родовых обителей возглавлял игумен кончанского монастыря. Во главе игуменов кончанских монастырей стоял архимандрит Юрьева монастыря. «Таким образом, новгородскую архимандритию следует представлять себе в виде особого государственного института, независимого от архиепископа, подчиняющегося вечу и формируемого на вече, опирающегося на кончанское представительство и экономически обеспеченного громадными монастырскими вотчинами».

Как уже было сказано, в Новгороде существовали параллельные властные структуры, которые возглавляли наместник, тысяцкий и князь, выбранные на вече. Как видим, подобные структуры имелись и в церковной сфере. Для чего это было нужно? Для предотвращения узурпации власти и для функционирования подлинного теократического народовластия. Архиепископ, возглавлявший белое духовенство, получал власть от веча. Новгородским монашеством руководил архимандрит Юрьева монастыря, но свой пост он также принимал от народного собрания. Таким образом, народ, составлявший Новгородскую Церковь, вручал власть своим вождям и контролировал ее.

Продолжение следует...

Далее...
11.03.2017 12:32
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Давним связям с европейским западом и севером Великий Новгород, русский Нью-Йорк нашего средневековья, обязан своим происхождением и местоположением на перекрестке важнейших водных путей: пути «из варяг в греки» и балтийско-волжскому пути. Судя по топографии кладов арабских монет, оба эти пути сходились в озере Ильмень и шли далее через Великий Новгород по Волхову в Балтийское море. Благодаря этому Великий Новгород непосредственным образом был связан как с европейским севером и западом, так и с востоком и югом. Великий Новгород был главными воротами, через которые восточное серебро поступало в балтийский регион. А позже, с XIII века, наоборот, германское и чешское серебро шло на Восток. Согласно новейшим исследованиям в области археологии, антропологии и лингвистики, заселение Новгородской земли, а следовательно, и формирование населения самого Великого Новгорода, происходило не с юга, как считалось прежде, а с южного побережья Балтики. Поселившись в бассейне озера Ильмень, выходцы из южной Балтики не утратили связи со своей «прародиной». Тесные контакты Великого Новгорода и Новгородской земли с западнославянскими землями в X–XI веках демонстрируют разнообразные археологические и нумизматические материалы. В Новгородской земле зафиксировано наибольшее количество кладов западноевропейских монет, которые начали поступать сюда в XI веке. Среди них преобладают монеты Германии, Англии, Дании; аналогичный состав наблюдается и в кладах западноевропейских монет, исходящих с территории Померании и Пруссии, т. е. с южного побережья Балтики, что также свидетельствует о безусловном родстве как самих кладов, так и названных регионов. Об устойчивых связях Великого Новгорода с южно-балтийским побережьем в раннее время (X–XI вв.) свидетельствует сходство сплавов цветных металлов, из которых были изготовлены некоторые изделия, исходящие из Великого Новгорода и из земель южной Балтики. Кроме того, многие готовые изделия, которые встречаются при раскопках Великого Новгорода в слоях X–XI веков, имеют общебалтийский характер. В последние десятилетия на Городище и в Поозерье обнаружены различные материалы IX века западнославянского происхождения. Среди них хлебные печи, наконечники стрел, некоторые типы керамики, имеющие прямые аналогии в материалах польского Поморья. Подобные предметы обнаруживаются также в самых ранних городских слоях, которые датируются серединой – второй половиной X в. Черты сходства обнаруживаются между Великим Новгородом и западно-славянскими землями и в устройстве валов, домостроительстве, изготовлении музыкальных инструментов. В частности, конструктивные особенности лировидных гуслей, найденных в Великом Новгороде, Гданьске и Ополе, оказываются идентичными и восходят к единой «школе» строительства этих музыкальных инструментов. Особого внимания заслуживают палеоботанические исследования, активно проводящиеся в последние годы на памятниках Великого Новгорода, Городища и Паозерья учеными из Кильского университета.

Предварительные результаты этих работ показали, что набор злаковых культур, распространенных в Новгородской земле в IX–XI вв., был аналогичен ассортименту злаков, культивировавшихся в славянских памятниках южной Балтики (Ольденбург), и существенно отличался от набора злаков, наиболее употребительных в то же время в расположенном по соседству с Ольденбургом скандинавском Хедебю. Перечисленные факты делают несомненным наличие тесных культурно-исторических и торговых контактов Новгородской земли и ее центра с западнославянскими землями в IX–XI вв. Вместе с тем балтийско-волжская и балтийско-днепровская водные магистрали стали теми путями, по которым в IX в. двигались скандинавы, осваивая новые территории для торговли. Следовательно, к моменту возникновения Великого Новгорода в X в. в истоке Волхова этот район был теснейшим образом связан как с западом, так и с севером Европы. Начавшиеся в IX в. контакты с северной Европой носили не только торговый, но и политический характер, что нашло отражение в призвании князя, династических браках, политических союзах. Что касается археологических материалов, то среди них обнаруживается в слое середины XII в. слиток золотистой бронзы аналогичный слиткам, происходящим с острова Готланд.Кроме того, как показал металлографический анализ, в XII в. широко распространяются предметы из цветных металлов, имеющих тесную химико-металлургическую связь с металлом Швеции. Таким образом, для XII в. характерны тесные связи Великого Новгорода со странами северной Европы, а именно: с Данией, Швецией и особенно с Готландом. Вместе с тем в XII в. в балтийской торговле происходят существенные перемены, вызвавшие появление на Балтике немецких купцов. Во второй половине столетия немецкие купцы обосновались на Готланде, который был центром балтийской торговли в то время, и основали там свою колонию. Со временем они установили контакт с давними партнерами готландцев – новгородцами – и постепенно потеснили купцов Готланда с ведущих позиций в новгородской торговле. В связи с этим примечателен конфликт, происшедший в Готланде в 1188 г. между новгородскими и немецкими купцами (очевидно, это было первое столкновение между новыми торговыми партнерами). Суть конфликта заключалась в том, что у новгородских купцов, прибывших торговать на Готланд, несправедливо были конфискованы товары. Эта акция вызвала ответные меры новгородцев, которые отправили находившихся в Великом Новгороде иноземных купцов без мира и без сопровождающего, а своих купцов не пустили на следующий год «за море». Однако взаимная заинтересованность сторон в продолжении торговли потребовала скорого урегулирования конфликта, что выразилось в заключении в 1191–1192 гг. торгового договора новгородским князем, посадником, тысяцким и всеми новгородцами с послом Арбудом, со всеми немецкими сынами и готами. Примечательно, что на первом месте после имени посла названы «немецкие сыны» как главные действующие лица конфликта. Данный договор является первым дошедшим до нас торговым договором Великого Новгорода с западными партнерами. Между тем в нем содержится ссылка на «старый мир», который был заключен, вероятно, с Готландом еще в первой половине XII в., когда в Великом Новгороде был основан Готский двор. В договоре конца XII в. были впервые письменно закреплены сложившиеся на практике правила торговли. Прежде всего устанавливалось: любое спорное дело между торговыми партнерами не могло быть поводом для конфискации товаров или прекращения торговли. Кроме того, согласно договору, необходимо было предъявлять иск только виновным лицам, а не наказывать всех немецких или новгородских купцов в случае нарушения одним из них правил торговли («немца не сажати в погреб в Новгороде, ни новгородца в немцах, но емати свое у виновата»). Эта статья закрепляла юридические нормы торговых отношений на будущее.

Вече и выборы

Вече. Вся автономия Великого Новгорода опиралась на вече – народное собрание. По старым русским понятиям, вече, в обширном значении, не было чем-нибудь определенным, юридическим; под этим названием вообще разумелось народное сходбище, и потому вечем называлось и такое сходбище, которое, с нашей точки зрения, может назваться законным, то есть правосознательное собрание народа, рассуждающего о своих делах, и такое, которое выделяется из прочей массы народа, кружок, иногда и в противоречии с общею волею народа – мятежный скоп. Так в Киевской летописи под 1169-м годом записано, что новгородцы начали веча делать по дворам тайно на князя своего. В этом смысле и сходбище военной рати на поле войны также называлось вече. Когда случались разноголосицы в Новгороде и разом возникали противные друг другу собрания народа, каждое из них равным образом называлось вече. Так, в 1342 году составилось два сборища, враждебные одно другому, одно на Ярославовом дворе, другое на Софийском, и оба назывались вечами. То же повторилось по поводу посадника Есипа Захарьина в 1388 году, когда Софийская сторона была против посадника, а Торговая за него. При такой неопределенности значения вече немудрено, что, тогда как единодержавный порядок стал брать верх, понятие о вече переходило в понятие о мятеже и слово «вечники» в Москве стало значить то же, что буяны, разбойники. Однако при неопределенности общего значения слова, вече существовало, в Новгороде, отдельно от всякого веча, большое вече, т. е. полное законное собрание, и оно-то юридически составляло верх законной власти и правления Великого Новгорода.

К сожалению, подробностей, относящихся к его существованию, так мало, что многие важнейшие вопросы остаются пока неразрешенными. Право собрания большого веча представляет ту же неопределенность. Это право не принадлежало только сановникам, облеченным властью или правительственною обязанностью. Созвать вече – значило представить дело на обсуждение народа, и потому всякий, кто считал себя вправе говорить пред народом, мог и созвать вече. Удар в вечевой колокол был знаком, что есть требование народного голоса. Случалось, созывал вече князь; но это не по какому-нибудь особенно признанному за ним праву, а потому, что князь как правитель, естественно, имеет и поводы, и необходимость говорить с народом. Вероятно, веча собирались и посадниками, которые, будучи предводителями, находились в необходимости советоваться с народом. Неизвестно, существовали ли какие-нибудь правила, чтобы не допускать неправильных созывов веча. Могли не существовать вовсе. Предполагалось, что с таким делом шутить было опасно, и, следовательно, всякий побоялся бы беспокоить напрасно весь народ. Случалось, однако, что смельчаки, надеясь на подобранную заранее партию, созывали вече и, поддерживаемые своими сторонниками, проводили свои планы – низвергали власти, устанавливали иные. Таких называли коромольниками. Вече устанавливало приговоры по управлению, договоры с князьями и с иностранными землями, объявляло войны, заключало мир, призывало князей, избирало владык; делало распоряжения о сборе войска и охранении страны; уступало в собственность или в кормленье земли; определяло торговые права и качество монеты; иногда ставило миром церкви и монастыри; устанавливало правила и законы – было таким образом законодательною властью, а вместе с тем являлось судебною, особенно в делах, касающихся нарушения общественных прав. Относительно права участия на вече и порядка собрания нет таких подробных сведений, которые бы могли дать об этом ясное понятие. Все граждане, как богатые, так и бедные, как бояре, так и черные люди, имели право быть на вече деятельными членами. Цензов не существовало. Но только ли одни новгородцы, жители города или всей Новгородской Земли, могли участвовать на вече – не вполне известно; из классов народных, упоминаемых в грамотах, видно, что там участвовали посадники, бояре, купцы, житые и черные люди. Оставляем в стороне посадников: они могли участвовать потому, что были прежде сановниками, – тут ясно само собою. Бояре-землевладельцы были сами собою уже представители не города, а всей земли; боярин мог жить в своем имении где-нибудь на Води или на Двине и приехать оттуда подавать голос на вече. Отход из Новгорода в Новгородскую Землю не лишал права гражданства: мы видим пример, что, отошедши на Вагу, Онисифор Лукич был после воеводою и посадником. Жившие на Двине, в отдаленной земле, бояре назывались все-таки новгородцами, и были между ними дети посадников, сохранявшие это наименование. Точно так же и купцы составляли класс по занятию, а не по месту жительства и, следовательно, могли проживать не в Новгороде, а в пригороде и также подавать голос; так точно мы и встречаем купцов, называемых новгородцами, но которые проживали в Торжке и в Русе – потому что там строили церкви. Житые люди участвовали на вече как жители концов, потому что при отправке посольств обыкновенно выбирались житые люди от концов (хотя, впрочем, есть примеры, что и бояре от концов выбирались). Что касается до черных людей, то участие их несомненно, но как оно совершалось – неизвестно: те ли участвовали, кто был в городе, или из волостей присылали как-нибудь выборных. Неизвестно, в какой степени, и когда, и как участвовали в новгородском вече пригороды и волости. Есть указания, что вместе с новгородцами участвовали в решении дел и пригородные жители. Эти указания не позволяют сделать заключения, что пригороды постоянно участвовали на вече корпоративно; но несомненно, что жившие в пригородах могли участвовать как новгородцы. Неизвестно, был ли какой-нибудь способ поверки приходивших на вече для предупреждения прихода тех, которые права на это не имели. Едва ли был. Место отправления собраний на воздухе и способ созыва звоном колокола заставляют предполагать неудобство к этому; притом же, когда веча собираемы были частными людьми, там уже не могло быть поверки. Вече не могло толково обсуждать подробности сложных и важных дел. Оно могло только, выслушав готовый доклад по делу, принять его или отвергнуть. Такие доклады подготовлялись для вечевых собраний особым правительственным советом. В него входили все важнейшие новгородские сановники – посадники и тысяцкие, как те, которые были в должности («степенные»), так и те, кто уже оставил должность («старые»). Во главе совета стоял в древнейшее время князь, а потом – «владыка». Совет назывался по-новгородски «господою»; немцы, торговавшие с Новгородом, называли его «Herren». Вся государственная жизнь Новгорода подлежала владению «господы»; она руководила и внешними сношениями, и вечевою деятельностью. Чем далее шло время, тем влиятельнее становился в Новгороде этот аристократический совет.

Избирая себе князя, новгородское вече вступало с ним в договор или «ряд». Оно обязывало князя целовать крест на том, на чем целовали Новгороду крест его предки: «Новгород держати в старине по пошлине». Само же вече целовало князю крест на том, чтобы его «княжение держати честно и грозно без обиды». По новгородской «пошлине», то есть по старому обычаю, князь в Новгороде был высшею военною властью. Он предводительствовал новгородскою ратью. Среди своих внутренних ссор и усобиц новгородцы очень нуждались в справедливом посреднике, который бы ни от кого из них не зависел, «любил добрых и казнил злых». Таким посредником и являлся князь. Но, чтобы сам князь не обратил своей власти против Новгорода, новгородцы ставили ему ряд условий. Они рассматривали князя как постороннего Новгороду иноземца и потому обязывали его и его дружину не приобретать в Новгородских владениях земли и челяди и не торговать самому, без посредства новгородских купцов, с немцами на немецком дворе. Таким образом, князь не мог никакими путями войти в состав новгородского общества и всегда оставался для Новгорода посторонним. В ту минуту, когда вече «показывало ему путь из Новгорода», то есть отказывало ему от власти, князь терял всякую связь с Новгородом и сейчас же мог оставить Новгородские пределы. Как постороннее Новгороду лицо князь и жил не в самом Новгороде, а верстах в трех от Новгорода, ближе к Ильменю, в так называемом Городище. Править Новгородом князь обязывался, не изменяя новгородских законов и порядков, притом с постоянным участием посадника, избранного вечем. Посадник сопровождал князя на войну, присутствовал при княжеском суде, вместе с князем назначал должностных лиц на низшие должности – словом, контролировал каждое действие князя. Управлять Новгородом князь должен был исключительно посредством новгородцев, никуда не назначая своих дружинников; кроме того, и сам он должен был находиться в Новгородских пределах, а если уезжал оттуда, то терял право управлять Новгородом. За свою службу Новгороду князь получал «дары» и «дань» в точно определенном размере и, сверх того, пользовался разными угодьями и правом охоты в особо отведенных местах. В свою очередь князь давал новгородцам различные льготы в своем княжестве, откуда он был приглашен в Новгород.

Выборные новгородские сановники, посадник и тысяцкий, вели текущие дела управления, помогая князю и в то же время наблюдая за ним. Посадник ведал гражданскими делами, а тысяцкий был предводителем новгородской «тысячи», то есть ополчения. В ведении посадника находились выборные старосты концов («кончанские», «конецкие») и улиц («уличанские», или «улицкие»). Тысяцкому были подчинены сотские – начальники десяти «сотен», составляющих тысячу. В древности всегда бывало так, что каждый чиновник не только управлял, но и судил своих подчиненных; по общему обычаю, был свой суд и у посадника, и у тысяцкого. Вече выбирало этих сановников без срока; они были на степени, то есть правили свою должность, пока были угодны вечу. Посадник всегда выбирался из знатнейших и богатейших новгородцев, из больших «бояр», и поэтому был представителем новгородской аристократии. Напротив, тысяцкий представлял собою всю новгородскую массу, входившую в «тысячу».

Управление пятин новгородских и пригородов находилось в руках выборных новгородских властей. Пятины и пригороды были приписаны к «концам» Новгорода и сносились с Новгородом через свой «конец». Что же касается до новгородских «земель» и «волостей», то степень и порядок их зависимости от Новгорода трудно определить. Ими правили, скорее всего, новгородские промышленники, которые в них заводили свои промысла и устраивали свое частное вотчинное управление.

Новгородский владыка, архиепископ, не только ведал новгородскую церковь, но имел большое значение и в политической жизни Новгорода. Он занимал первое место в новгородском правительственном совете. Он следил за деятельностью веча: всякое решение веча обыкновенно требовало «благословения» владыки; в вечевых распрях владыка являлся примирителем, входя в бушующую толпу в священном облачении и с крестом. В сношениях с иноземцами владыка часто являлся на первом месте: он своею печатью скреплял договорные грамоты, к нему иноземцы обращались за покровительством и защитою, когда их обижали в Новгороде. Двор владыки у Софийского собора и самый собор св. Софии были правительственным центром, где собиралась «господа», хранился государственный архив Новгорода и богатая Софийская церковная казна, на которую новгородцы смотрели как на государственную. Владыка управлял громадным количеством церковных новгородских земель. У него был свой штат чиновников и служни («софияне») и свой «полк» отборной тяжелой конницы, отдельно от общего новгородского ополчения. Понятно, почему новгородцам было важно самим выбирать своего владыку, а не получать назначенного со стороны.

Новгородцы обладали мощной идеологией, которая на протяжении столетий доказала свою жизнестойкость. Внешним проявлением этой идеи было прославление Господина Великого Новгорода и созидание его политического могущества. Но еще более важной составляющей частью идеи являлось служение Святой Софии. Безусловно, для православных новгородцев духовное содержание идеологии было существенней ее внешней формы, которая для них являлась только видимым, осязаемым воплощением идеи служения Святой Софии, Премудрости Божией. В политической символике Великого Новгорода его сувереном, носителем верховной власти представлялась сама Святая София. Святая София была не только именем всей поместной новгородской церкви, как это выражалось в формуле: «Святая Соборная и апостольская церковь Святой Софии». Это было имя самой республики, от этого священного имени писались договоры и торжественные грамоты, ей приносили присягу князья и власти. Она мыслилась собственницей новгородских земель, особенно церковных («дом Святой Софии»). В ней народная воля нашла себе небесный символ, свободный от капризной изменчивости настроений толпы. «Умрем за Святую Софию!» – боевой клич новгородцев. С именем Святой Софии на устах новгородцы сражались с захватчиками за свою свободу. Они твердо верили в то, что Новгородом посредством различных властных структур правит Сама Святая София. На поле брани они умирали не за какие-либо общественно-государственные институты, а за Божию Правду, которую хранил Великий Новгород. Для новгородцев само существование их города и республики было явным проявлением Божией Премудрости на Русской земле. Поэтому не удивительно столь сугубое почитание новгородцами Святой Софии. Они неизменно и усердно молились Ей о Новгороде, свято веря, что общественное и личное, духовное и земное благосостояние возможно только благодаря постоянному воплощению промысла Божия в жизни их государства.

Святая София имела у новгородцев осязаемый символ – Софийский собор. Значение этого собора для Новгорода было столь велико, что новгородский летописец смело утверждал: «Где Святая София, тут Новгород!» Новгород был республикой – Господином Великим Новгородом. Собор Святой Софии являлся его духовным центром, и существовало поверье, что Новгород охраняется «Божественной Премудростью». Софийский собор использовался не только для богослужения. Он являлся местом, где проходили различные государственные акты и торжественные церемонии, устраивались, например, приемы иностранных послов; здесь размещались библиотека и архив древнего Новгорода, хранились исторические ценности города, образцы мер и весов. Под звон Софии на площади перед собором собиралось всенародное вече, устраивались проводы воинов и встречи победителей. Собор Святой Софии воспитывал в новгородцах национально-патриотические чувства. В нем располагался пантеон героев и выдающихся деятелей Новгородской республики. Церковь Святой Софии имела патрональное значение для Новгорода и всей его земли. Там хоронили владык, иногда князей и тех граждан, которые особенными подвигами и услугами отечеству удостаивались по смерти такой чести, преимущественно когда они положили голову в бою за веру и новгородскую свободу. Быть погребенным в храме Святой Софии считалось самой высокой честью.

Продолжение следует...

Далее...
08.03.2017 14:00
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Четыре территориальных проекта послекиевской Руси

Таким образом, мы ясно видим: к 1235 году Руси уже не существовало. А на ее месте зародились 4 территориальных проекта: Русь Новгородская, Русь Владимирская, Русь Галицкая и Русь Литовская – каждая из которых имела свои конкурентные преимущества и козыри. И нашей целью в данной книге является: понять, почему из всех этих четырех проектов именно Владимиро-Московский оказался самым жизнеспособным и объединил русские земли. Понять без эмоций, с помощью статистики и метода сравнений.

Итак,

1. Новгородская Республика. Наиболее развита экономически и коммуникативно. Через нее проходили практически все основные русские торговые пути, как ответвления Волго-Балтийского пути, так и важнейший северный путь из Сибири, по которому доставлялись ценнейшие меха. А также Днепровский путь, а вернее – то, что от него осталось. Имела сильнейшую и самую боеспособную армию, в хороших доспехах. Самая крутая пехота с длинными копьями и секирами, способная остановить рыцарскую конницу. И самая лучшая тяжелая конница, – «Владыкин полк» новгородского архиепископа, состоящий из закованных в латы воинов-монахов. Плюс наличие мощного ушкуйного флота, способного наносить удары и по Золотой Орде, по рекам, и по скандинавским королевствам, по морю. Удары резкие и, как правило, внезапные. За счет умения затаиться перед нападением и в речных зарослях, и в скандинавских фьордах. И, наконец, сильнейшие на Руси крепости. Однако всей этой мощи и богатству не хватало политической перспективы. А потому Новгород сам изначально не стремился к единству Руси. Им, для обретения перспективной политической цели, нужен был человек типа Александра Невского или Василия Калики. Но… Александр, в конце концов, выбрал Владимир на Клязьме.

2. Русь Литовская. Отсталая и бедная во времена могущества Киева Западная Белоруссия и современная Литва к началу XIII века получили козырь – десятки тысяч отступающих под немецким натиском из Пруссии и Полабья язычников – славян и литовцев, – нашедших здесь вторую родину и передавших местным славянам (Беларуси) и литовцам свой боевой опыт и понимание необходимости единства. Объединив свои силы с рушащимся и атакованным в Прибалтике немцами Полоцким княжеством, они получили доступ к той же Волго-Балтийской торговле, так как через этот город шел путь Рига – Смоленск – Москва, правда, уступающий основным потокам товаров через Новгород, Суздаль, Москву.

3. Русь Галицкая (+Украина). С одной стороны, по богатству вначале уступала только Новгороду. А в военном плане не уступала Владимиру и Литве, которую во второй половине XIII века даже временно ставила под свой политический контроль. Полевая армия была слабее владимирской, зато крепостные укрепления – мощнее. Не могла толком опираться на Киевщину, так как Киев все больше слабел. Так, на 1325 год Киев был одновременно вассалом Москвы, Литвы и Золотой Орды. Еще более опасна была западная граница с идеологическим (католическим) и военным давлением Польши и Венгрии, за спиной которых стоял Ватикан. Торговлю между Европой и Ордой Галиция осуществляла по Днестру, оставив попытки торга по Днепру с его порогами. Сей факт также не добавлял Киеву богатства и мощи. А дань с Киевщины в Орду, в отличие от других земель Руси, шла приличная. Около 10 % в середине и второй половине XIII века. В 1300-е годы дань с Восточной Украины тоже стала меньше, но как и насколько, мы не знаем. Уважением Киев в Золотой Орде пользовался меньшим, чем Москва, Вильно или Галич. По крайней мере, о том, чтобы выдать ханскую дочку за Киевского князя, как за Московского, Смоленского или Ярославского, – даже разговоров никаких не шло.

4. Русь Владимирская (Московская). Подобно Галицкой, попала под слабую вассальную зависимость от Золотой Орды. Впрочем, гнета не испытывала. Баскаки во Владимире и Суздале пробыли всего 4 года. Дань была символичной (1 % годового дохода). А Волжская торговля – очень велика и выгодна (800 000 –1 000 000 золотых дукатов-«червонцев» в год). Кроме того – что важно – между князьями и ханами сложились позитивные и уважительные отношения. Так, состоялось три династических брака на высшем уровне: за русских князей отдали замуж двух ханских сестер (ханов Сартака и Узбека) и 1 ханскую дочь (хана Менгу-Тимура). Кроме того, начиная с правления хана Берки на русскую службу отправлялись чингизиды царских кровей (племянник того же Берки – Царевич Петр, Чет-Мурза, двое старших сыновей Тохтамыша: Джелал ад дин и Берды). Прямо скажем, нам очень сложно представить, чтобы английский лорд отправился на службу к Шотландскому королю. Положение вещей заставляло Владимирских и Московских властей проводить разумную политику и в Орде, и в Новгороде. Но и здесь своя проблема: после замятни в Орде и ее разгрома Тимуром, вызвавшим повторную замятню, объем Волжской торговли к середине XV века существенно сократился. В то время как у Литвы появился доступ к ставшим передовыми европейским технологиям.

Рассмотрим же все эти основные варианты развития Руси. И сравним их.

Продолжение следует....

Далее...
07.03.2017 15:28
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск
Четыре очага Руси

Итак, имеется вопрос: почему разошлись пути развития России и Украины. Но, как сейчас всем известно, после взятия Батыем Киева на месте Древнерусского государства, которого уже просто не существовало, появились четыре крупных образования: Новгородская Республика (Русь Новгородская), Русь Владимиро-Суздальская (она же позже стала – Русь Московская), Галицко-Волынская Русь и Русь Литовская (Великое княжество Литовское и Русское, оно же – ВКЛ). При этом Галицкая Русь вполне могла стать прообразом Украины, а потом и Русского государства. С другой стороны, самым сильным и в военном, и в экономическом плане сначала был Новгород. Который на поле боя успешно громил и владимиро-суздальские, и тем более литовские рати. Правда, политически Новгород изначально был слабоват из-за слабости княжеской власти. Однако появись у такой силы человек с чертами Александра Невского и Василия Калики – кто знает, как бы пошла политическая история богатого русского севера. Нам же сейчас важно понять очень важный момент: как мы видим из предыдущей моей книги, хотя война с монголами при вторжении Батыя была, гнета после нее – не было. Наоборот, была организована большая и взаимовыгодная торговля Европы и Востока через Волгу, а значит – через Русь и Золотую Орду, которая озолотила нашу страну и дала предпосылки для создания единого Русского Государства. Поэтому вопрос о России и Украине просто необходимо расширить для понимания нашего исторического развития в его ключевые моменты. И главной задачей нашего исследования становится: понять, а почему, собственно, из четырех вышеназванных кандидатов – Руси Новгородской, Московской, Литовской и Галицкой – именно Московская стала объединяющей и цементирующей при формировании нового единого могущественного государства? В чем были ее конкурентные преимущества, позволившие построить Третий Рим, Русское царство, а затем и Российскую империю? Ведь, во-первых, лоскутное Древнерусское государство, подобно Империи Карла Великого, перестало существовать задолго до прихода монгол. И окончательно распалось на княжества после взятия крестоносцами Константинополя в 1204 году. Причем драма заключалась в том, что сильнейшие русские княжества, такие как Владимирское, Полоцкое, Галицкое, продолжали сыпаться на еще более мелкие уделы. Процесс, усиливаемый санкциями Ватикана, введенными после разграбления Константинополя, только ускорял политический хаос на Руси.

В начале XIII века лишь немногие территории, некогда входившие в состав Киевского государства, отличала политическая стабильность. Исключение составляла северо-восточная часть Суздальской земли (территория Суздаля, Ростова и Владимира), примерно очерченная верховьями Волги на севере и руслом Оки на юге. Авторитет суздальского князя Всеволода III Большое Гнездо, одного из самых талантливых и дальновидных потомков Владимира I, был широко признан среди его современников-князей. К 1200 году разгорелась трехсторонняя борьба за власть между княжеской семьей из города Смоленска (Ростиславичами), потомками Олега Святославича Черниговского (Ольговичами) и Романом Мстиславичем из Волынской земли.

Это была схватка за доминирующее положение на всем юге Руси, от Волынской и Галицкой земель на западе до Чернигова и Переяславля на востоке, борьба за обладание матерью городов русских – Киевом; она продолжалась, то затухая, то разгораясь с новой силой, вплоть до 1230 года, опустошив земли. В то же время на севере вслед за смертью Всеволода III Большое Гнездо в 1212 году начался период кровопролитных междоусобных войн. Но к 1200 году Суздальская земля уже явно проявляла признаки политической силы и южные князья, как правило, смотрели на великого князя владимирского как на первого среди равных или вообще как на старейшего из всех потомков Рюрика. Достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять, насколько способствовало развитию Суздальской земли положение водных путей. Большинство основных рек текло с запада на восток, а три из них, Клязьма, Москва и Ока, сливались с Волгой в начале ее великого поворота на юг к Каспийскому морю, что обеспечивало купцам удобные речные пути на рынки Востока. В то же время притоки Оки Москва и Угра вели на юго-запад, к Смоленску, и оттуда к Балтийскому и Черному морям, а Новгород, крупный западный торговый центр, был соединен с Тверью реками Мета и Тверца. Кроме того, притоки, равномерно разделяющие территорию между верхним течением Волги и Клязьмой, служили водными путями между большинством основных городов в междуречье, а также давали им выход к главным рекам. То есть мы видим изначальные преимущества будущей Владимиро-Московской земли: ее удобство для развития, как и произошло в будущем, Волжско-балтийской торговли. Заметим, что в первые века Руси этим путем уже пользовался Великий Новгород.Как, впрочем, и путем «из варяг в греки», на котором стоял Киев. Поэтому неудивительно, что именно Новгород с Ладогой стали первым центром русской государственности. А вот Киев, наоборот, пришел в упадок не только из-за политических усобиц, но и из-за сокращения торговли по Днепру, только подливавшем масла в огонь княжеских свар. Обмануть Госпожу Географию не удалось. Пока рядом была могущественная Византия, монопольно владевшая путями на Восток, Днепровский путь был выгоден. Несмотря на свои пороги, где суда надо было тащить волоком, выделяя на это дорогостоящую охрану из русских, тюркских и адыго-осетинских воинов. Все резко изменилось после Первого крестового похода, когда Византия потеряла монополию, а крестоносцы укрепились в портах Восточного Средиземноморья. Выгода днепровского пути упала, а Волжского, с выходом через Каспий прямо в Персию, независимо от крестоносцев, – стала расти. Но не сразу, постепенно, по мере привыкания русских людей к новому положению вещей. Любопытно, что в XI веке обширной и богатой территории на востоке Руси придавалось мало значения. Это позднее, в XIV–XVII веках, она стала центром великого Московского государства, но до 1093 или 1094 года ни Всеволод, ни его сын Владимир даже не ставили туда князей. С начала XII века Владимир Мономах проявил интерес к этой жемчужине его семейных владений. Возможно, это было связано с необходимостью либо защищать южные границы Суздальской земли, либо же противодействовать растущей угрозе восточным границам со стороны государства волжских булгар, которые в начале XII века проникали все глубже и глубже на запад по течению Волги. Какова бы ни была причина, Владимир Мономах в 1108 году основывает город Владимир на Клязьме, будущую столицу, и ставит своего сына Юрия Долгорукого князем суздальским. К моменту его смерти в 1125 году Суздальская земля была фактически независимой от Киева и находилась под управлением суверенного князя Юрия. До конца века этот район разрастался и укреплялся при трех его энергичных и выдающихся правителях: Юрии Долгоруком (1120–1157) и двух его сыновьях – Андрее Боголюбском, названном так в связи со строительством дворца в селе Боголюбово под Владимиром, и Всеволоде III (1176–1212). Юрий может быть с полным правом назван основателем Ростовско-Суздальского государства. Во время его 37-летнего правления Суздальская земля приобрела четкие границы. Определилось ее порубежье с Черниговом на юге и Новгородом на западе; появились города Юрьев Польский, Переславль Залесский (Северный Переславль), Дмитров, Москва; по всей стране строились и украшались церкви и монастыри; энергично поддерживалась колонизация неосвоенных земель. После смерти Юрия в 1157 году власть перешла к еще более напористому и самовластному правителю – его сыну Андрею Боголюбскому, которого бояре Ростова, Суздаля и Владимира провозгласили своим князем. По оценкам российских и украинских ученых, сюда в XII веке переселилось до половины населения Киевщины. Следом за князьями и их дружинниками шли монахи, а за ними всеми – горожане и крестьяне.

На юге, в Киевском княжестве, картина была совершенно иная. В конце XII века оно состояло из земель, омываемых средним течением Днепра, западными притоками Днепра – от Ужа на севере до Роси на юге – и южным притоком Припяти рекой Случь. Трудно сказать, где кончалась Киевская земля и где начиналась территория степных кочевников – половцев. Приблизительная, хотя и подвижная разделительная линия может быть прочерчена от южного течения реки Рось до верховьев Южного Буга. Междоусобная война стала теперь для Южной Руси обычным делом. Власть переходила от одной семьи к другой, от одной ветви потомков Мономаха к другой, от одной ветви черниговских князей к другой. Сами роды по мере их увеличения дробились.

В XI веке Полоцкое княжество было, по всей видимости, сильным и единым; в течение целых ста лет только два князя занимали престол – воинственный сын Изяслава Брячислав (1001–1044) и его еще более агрессивный внук Всеслав (1044–1101). В XII веке, однако, княжество распалось на несколько мелких районов (Полоцк, Минск, Витебск, Друцк, Изяславль, Логожск и, может быть, ряд других), в которых правили многочисленные сыновья и внуки Всеслава. То минские, то полоцкие князья предпринимали попытки объединить эту территорию, но безуспешно. К началу XIII века из летописей начинают исчезать даже редкие и разрозненные упоминания о Полоцке – верный признак ослабления княжества. Тогда же крестоносцами, двигавшимися по Двине, были порабощены полоцкие данники – леттские племена. В начале XIII века русские отряды под командованием полоцких князьков были выбиты из крепостей в Кукенойсе (Кокенхузене) и Герцике на Двине епископом Альбертом и его саксонцами. Давление Литвы с запада и Смоленска с востока, феодальные усобицы, типичные для XII века, периодические попытки киевских князей установить контроль над Полоцком, катастрофическая раздробленность Полоцкой земли – все внесло свою лепту. И хоть Генрих Ливонский упоминает какого-то «князя Владимира», «короля полоцкого», на переломе веков, и хоть этому княжеству удалось каким-то образом продержаться еще нескольких десятилетий, нет сомнений в том, что оно было безнадежно ослаблено в политическом и военном отношениях.

Раздробленность пришла на Северо-Восток

А в 1216 году политическая катастрофа произошла и во Владимирском княжестве. В 1215 году Ярослав Всеволодович (сын Всеволода Большое Гнездо и отец Александра Невского) был приглашен на княжение в Великий Новгород. Лаврентьевская летопись утверждает, что перед этим новгородцы изгнали Мстислава Мстиславича, но, согласно Новгородской летописи старшего извода (которой историки, как правило, больше доверяют), Мстислав сам ушел на юг. Как заметил Сухарев Ю.В., править Ярослав стал властно и жестко, даже жестоко. Двое бояр были окованы и сосланы в Тверь. Это вызвало цепную реакцию. Начались волнения и борьба партий. По крайней мере два двора были разграблены. Янин В.Л. считает, что Ярослав решил продолжить политику отца «разделяй и властвуй». Он попытался спровоцировать конфликт между боярскими группировками, чтобы, играя на их противоречиях, усилить свою власть. Но не получилось. Дальнейшее развитие событий привело к консолидации новгородцев. В Новгороде ему оставаться было опасно. Он переехал в пограничный город Торжок. И перекрыл подвоз хлеба из «низовой земли». Лояльные к нему новгородцы послали Ярославу посольство с просьбой вернуться. Посланцы были задержаны. Та же судьба постигла следующее посольство, которое возглавлял посадник Юрий Иванович. И следующее тоже было задержано. Северяне стали свирепеть. Теперь от князя отвернулось явное большинство новгородцев.

На помощь Новгороду пришел тесть Ярослава – Мстислав Удалой. Он прибыл в Новгород, где схватил и перековал сторонников Ярослава. После этого он отправил своему зятю священника с предложением мира. Ярослав мир отверг и приказал схватить и сослать в Суздальскую землю всех новгородцев, которые были в Торжке.

Началась война. Кроме новгородцев в этой войне приняли участие жители Смоленского и Владимиро-Суздальского княжеств. Ярослава поддержал его брат – великий князь Владимирский Юрий. К ним присоединились Святослав и Иван. Мстислав заключил союз со старшим Всеволодовичем – Константином Ростовским – и позвал на помощь своих родственников – Смоленских князей Ростиславичей.

В Лаврентьевской летописи про эту войну сказано очень мало. И это вполне понятно. Нет желания писать про такой разгром. Более подробно эта война описана в Новгородской летописи. В результате маневров две армии сошлись около реки Липицы (апрель 1216 г.). Согласно Новгородской летописи, Мстислав и Константин неоднократно предлагали своим соперникам мир, но Юрий, Ярослав и присоединившиеся к ним Святослав и Иван все предложения отвергли. Мстислав решил нанести главный удар отрядами новгородцев при поддержке смолян по правому флангу Всеволодовичей, где стояли стяги Ярослава. Сухарев Ю.В. считает, что это было верно и психологически – поставить против него новгородцев, горевших желанием отомстить за голод, поборы, «обиду» послов. Новгородцы предпочли идти в бой пешими. Спешились и смоляне. Преодолев болотистую, заросшую кустарником долину ручья, под градом стрел поднялись по крутому склону и ударили на конных ярославовых воинов. После долгой битвы воины Ярослава не выдержали натиска хорошо вооруженных новгородцев и стали отступать. Войска остальных братьев оказались под угрозой окружения. Новгородцы и смоленцы все глубже и глубже обходили их с фланга, оставленного воинами Ярослава. И они тоже побежали. Битва превратилась в избиение. В этой битве погибло 9233 русских воина. Цифра, конечно, завышена (ибо приведена только смоленскими авторами) раз в 5. Но это все равно больше, чем на Сити в 1238 году. Великий князь Юрий, утомив трех коней под собой, на четвертом прискакал во Владимир, где оставались одни старцы, дети, женщины и монахи. Видя вдали скачущего всадника, они думали, что князь их одержал победу и шлет к ним гонца. Но сей мнимый радостный вестник был сам Юрий, он оказался расторопнейшим жокеем в войске: без кольчуги и шлема, в одной рубашке явился под стенами столицы, в шоке ездил вокруг стены и кричал, пугая верных подданных. Кричал о том, что нужно срочно укреплять стольный город, ибо войско разбито и враг скоро будет у ворот. Но потери оказались настолько велики, что дух защитников столицы окончательно упал. Это было самое крупное и самое кровопролитное междуусобное сражение за всю историю средневековой Руси. И Владимир капитулировал на милость победителя, открыв ворота. Отношения с Новгородом вскоре были восстановлены. Ибо к тому времени уже обе стороны хорошо понимали взаимозависимость на Волжско-Балтийском пути. А также – с появлением в Прибалтике западных рыцарей – и необходимость совместной обороны Финского Залива и устья Невы как наиважнейшего участка Волго-Балтийской торговли. Но вот Великое княжество Владимирское после неудачной Липицкой битвы тоже стало разваливаться. И первым откололась самая богатая земля Великого княжества – Ростовская и Ярославская земля. С этого момента сперва Ростов, а потом Ярославль и Углич превратились в удел константиновичей, богатейший в Суздальской земле, с крупнейшими в ней городами. И практически независимый от Владимира.

продолжение следует...

Далее...
01.03.2017 14:36
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Введение

Автор уже писал – и довольно подробно – о фактическом отсутствии в Северной Руси (Великороссии) монголо-татарского гнета в XIII–XIV веках. Ну как можно называть гнетом ситуацию, когда страна с двухмиллионным населением платила дань Орде в сумме 8000 низовых рублей серебра – то есть цене 6000 тонн зерна ржи! Или 3 кг зерна ржи с человека в год. Имела самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. И вела торговлю с ханами по Волжскому торговому пути, связавшему Амстердам и Пекин.

Батыево нашествие поставило финальную точку в истории Киевской Руси. Но, вопреки лжи «научного официоза», вовсе не Орда погубила Русскую Землю. Небольшое войско Батыя смогло пройти русские княжества лишь потому, что к моменту нашествия Киевская Русь уже даже не агонизировала, распадаясь на части. Она просто распадалась и осыпалась, как осенняя листва. Крестоносцы сожгли Константинополь, нашего естественного православного учителя и союзника. А нас – сразу после этого, – обложили торговыми санкциями Ватикана и стали спокойно ждать, когда наши ресурсы сами упадут в руки их элит. Для надежности подталкивая сей процесс непрерывными ударами боевых католических рыцарских орденов. Так называемое, сказочное Иго не погубило, а возродило Русскую Землю. Ведь, в отличие от Англии после норманнского завоевания, монголы не переселились жить на Русь. Да, в Китае, Персии, Туране, Булгаре они селились сами, полностью порабощая местные элиты. Но в наши дела они не лезли. Не лезли и издалека, с Поволжья, как делали это в Грузии или Корее. С нами у них установились довольно доверительные отношения при символическом размере реальной дани, как с итальянскими городами Южного Крыма. Заключали династические союзы, уважительно относились к правящим династиям Владимира и Галиции. И старались кончать распри миром, а не войной. Причем делали это не из какого-то альтруизма, а из конкретной выгоды сложившейся торговли на Волжском пути. Поэтому модель их поведения была похожа на Южный Крым. И там, и на Руси они оставили местных правителей и снизили до символизма дань, чтобы эти местные правители отвечали за сохранность торговых путей – морских на Юге, в Крыму, и речных на северной Руси. Эта торговля с Востоком нас и спасла от распада на осколки и порабощения католиками.

Однако Золотая Орда «контролировала» лишь часть русской территории – огромные земли в богатой Галиции захватили поляки и венгры. Другие земли Беларуси и Украины почти без боя вошли в состав Великого княжества Литовского. А огромные и богатые земли Новгорода, Пскова и Смоленска вообще сохранили полную независимость, не имея даже мягкой вассальной зависимости, как Владимир и Суздаль от Орды или Минск от Литвы. Т. о., во второй половине XIII века на руинах Киевской Руси формируются сразу четыре конкурирующих цивилизационных проекта – Московская Русь, Новгородская Русь, Литовская Русь, Украина.

Москва получила преимущество благодаря взаимовыгодному союзу с Ордой, но и у других проектов тоже были серьезные козыри.

Почему же эти пути развития оказались тупиковыми? Почему не состоялись ни Новгородская, ни Литовская, ни Галицкая (Украинская) Русь, а Москва возвысилась до статуса мировой державы, став наследницей Золотой Орды, евразийской Золотой Русью?

Почему, в конце концов, пока Россия становилась мировой державой, Украина стала – тем, чем она сейчас стала. Бесноватые пляски под идиотские выкрики «Кто нэ скачет, тот москаль». Такие же политики, беспредельно ворующие, дерущиеся под кинокамеру, как безумная свора собак, пресмыкающиеся перед Западом, радостно, по-холопски. И столь же яростно, до безумия, ненавидящие Россию и все русское. Взрывающие свои же опоры ЛЭП, ведущие в Крым. И при этом гробя свои электрические системы. Потом кое-как, обвиняя мифических, словно это марсиане, русских диверсантов, приступают к восстановлению ЛЭП. Чтобы, не достроив, снова их сломать опять. Тут даже чеховский злоумышленник просто отдыхает. Но – зачем все это? И как так вышло, что Украина, подобно России, пережила лихие 90-е годы, в нулевые годы устроила майдан, а в десятые повторила и его, и новый нырок в эти самые 90-е – повторно, безоглядно и в гораздо более жестоком и саморазрушительном варианте? Причем вразнос Украина пошла именно тогда, когда стало очевидно: Россия стала выходить из военного, политического, экономического, технологического и связанного с ними демографического кризисов. А Украина вновь вляпалась во все эти кризисы по полной. Но как такое могло произойти? Ведь чем была и считалась Украина и в СССР, и в Российской Империи? Выражаясь словами крупнейшего хозяйственника и похитителя комсомолок и спортсменок товарища Саахова, была она и кузницей, и житницей, и здравницей огромной державы. Имела лучшие в стране промышленные предприятия, верфи Крыма, Николаева, Одессы, передовой оборонный комплекс, богатейшие черноземы и развитое сельское хозяйство. И после распада СССР эта страна собиралась жить, как Франция. Но – не вышло. Экономика, технологии, навыки, уровень подготовки кадров – все стало рушиться. Россия же, наоборот, начиная с нулевых годов стала возрождаться и укрепляться. Почему? Ну, действительно: в составе СССР республика работала. И элита республиканская считалась в Союзе и компетентной, и образованной. Куда же все это пропало? Как известно, история любит повторяться. На новом уровне, развиваясь циклично, но – повторяться. Поэтому в этом вопросе будет полезно посмотреть на нашу общую историю.

Когда нам показывают, как малые дети «балакают» на камеру: «москаляку на гиляку», мы понимаем, что это – черный перебор. Со стороны взрослых. Но дурные дела там начались еще в 1320-годы, то есть при Иване Калите. Когда погибли три князя подряд, и все трое как-то странно – туманным и непонятным образом. Сначала Лев II и Андрей, а потом католик Болеслав-Юрий. Избран он был в соответствии с русским наследственным правом. При избрании на престол принял православие. А потом – оставил православный обряд и снова перешел в католичество. Вот это как? Да за такое, по понятиям Северной Руси, кощунство на престоле, любой князь в Новгороде, Владимире или Смоленске был бы немедленно сброшен в Волхов, Клязьму или Днепр. А в Галиции – ничего, прокатило. Несмотря на то что с северо-запада Русь подпирали куда более продвинутые немцы и шведы, а в Галиции – всего лишь поляки и венгры. Не было духовных сил сопротивляться? Ведь этот князь-перевертыш тоже погиб непонятно как. Как так могут погибнуть целых три легитимных правителя подряд? Причем это последние легитимные правители Галицкой Руси. И самое странное – эта историческая загадка остается таковой по сегодняшний день.

Дальше последовали – 50-летняя война за Галицкое наследство, захват Галиции Польшей, уния в Литовском княжестве, еще одна, и, наконец, печально известная Брестская уния 1596 года, развязавшая русско-польские войны и украинские восстания.

Совсем по-другому пошло развитие Северной Руси (Великороссии). И итог мы имеем совсем иной. Что есть Российская держава сегодня? Выделяются три составляющие России как мировой державы: военная, энергетическая, и географическая (страна огромна, расположена в центре Евразии, имеет выходы к Черному, Балтийскому и Баренцеву морям Атлантического океана и незамерзающие порты Тихого океана). А также набор сухопутных путей Европа – Китай. Кроме того, Россия – единственная страна в мире, которая никогда не была оккупирована и всегда имела свою государственность. Страны Нового Света, такие как США, Аргентина, Бразилия, изначально были колониями, как и страны Африки, Австралии и Океании. Страны Европы – Англия, Франция, Швеция, Германия – все не раз были оккупированы или завоеваны. Даже Швеция несколько раз попадала под оккупацию соседей датчан. Казалось бы – родственники. (Однако эти родственники вызывали восстания шведов, доказывая, как подметил Фридрих Великий, что ближние соседи и родственники часто оккупируют и грабят ничуть не хуже турок.) Как и страны Азии. Но не Великороссия. Причем эта наша государственность почти во все время существования страны была действительно суверенной. Об этом говорили и Путин, и Медведев, и Лавров. И, в общем, это верно. Просто в повседневной суете историческая слава забывается. Хотя главные и святые победы над сильнейшими вторжениями в мировой истории – Наполеона и Гитлера – россияне хорошо помнят. Вот взять тот же ЕС – и оказывается, что их суверенитет весьма ограничен. А Украина находится просто в рабстве у Госдепа. Повторим, здесь, в истории государственности и политической самостоятельности, наш сосед – антипод России. Поэтому, чтобы ответить на наш непростой вопрос о так разошедшихся путях России и Украины, мы применим, как и в прошлой книге (о Руси и Орде) распространенный в кибернетике метод сравнений. Итак, поехали.

Рождение Русской государственности. Из научного доклада:

Оказывается, среди украинцев существует популярная версия, что Россия является не Древней Русью, а Старой Украиной/Окраиной. Потому что значимый на Руси город Киев сейчас находится в составе Украины. Но эта теория разбивается вдребезги тем фактом, что первой столицей Руси была Ладога, которая входит в состав нынешней России. Туда приехал первый правитель государства Русь Рюрик, приехал с другими сподвижниками. Второй столицей Руси был Новгород, который также входит в состав нынешней России, он был столицей, а не просто значимым городом, входящим в Русь, и только третьей столицей был Киев. 60 % территории Руси находится в составе нынешней России, и еще 12 % – в составе Белоруссии.

Достаточно эмоционально, но близко к истине. А теперь давайте уже поспокойнее разберем суть вопроса. Древнерусское государство, также Киевская Русь (термин первой половины XIX века, введенный русским историком Погодиным), или НовгородКиевская Русь (термин появился в конце двадцатого века вследствие работ В.Л. Янина и масштабных раскопок в Великом Новгороде, – средневековое государство в Восточной Европе, возникшее в IX веке в результате объединения ряда славянских, литовских (в Московии, Смоленщине и Белоруссии) и финно-угорских племен под властью князей династии Рюриковичей. Уточняя значение термина «Киевская Русь», Греков отмечал следующее: «Считаю необходимым еще раз указать, что в своей работе я имею дело с Киевской Русью не в узкотерриториальном смысле этого термина (Украина). А именно в том широком смысле «империи Рюриковичей». Согласно «Повести временных лет», основание государства ассоциируется с призванием варягов (по традиции 862 год). На право называться столицей князя Рюрика претендуют Рюриково городище (часть будущего Новгорода) и Старая Ладога. В большинстве списков «Повести временных лет» первоначальной столицей Рюрика названа Ладога. «Срубиша» крепость в Ладоге, Рюрик через 2 года спускается вниз по Волхову к озеру Ильмень, где в устье реки основывает «новый город» – Новгород. В Ладоге на рубеже IX–X веков строится первая каменная крепость на Руси (открыта раскопками 1974–1975 годов).

Постройка эта претендует считаться самым древним каменным сооружением первых веков русской истории. Начало отечественного каменного дела получило, таким образом, новую, можно сказать удивительную по давности, дату своего отсчета. Ведь ничего подобного не было в то время ни в славянской Восточной Европе, ни в странах Балтийского бассейна. Что видно из этого? Во-первых, то, что украинские заявления на цивилизованность Киева и дикость Московии вообще не имеют реального смысла. Бред. И абсолютно ненаучный. Да, в Московии в это время действительно были дикие леса и мелкие поселения. А народ (голядь) говорил на литовских языках в районах нынешних Москвы и Твери и на финских языках – в районе Суздаля и Ростова. И что? Так можно и на дикость Урала или Камчатки указать. Или какого-нибудь Урюпинска. Да, на фоне Киева они были дикими. Но вот Ладога уже имела каменную крепость, а в Галиции они только через 300 лет появятся.

Все дело в том, что Россия не с Московии начиналась. И не с Киева. А с Ладоги, Изборска, Новгорода, Пскова. То есть с Верхней Руси, Новгородского Севера. Для прекращения внутренних конфликтов представители славянских и финских племен решили пригласить князя со стороны («И реша себе: князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядил ны по праву»). По краткому и наиболее авторитетному изложению «Повести временных лет», было решено пойти искать князя за море, к варягам-руси.

Но в русско-византийском торговом договоре 911 года перечислены имена 15 послов: «Мы от рода русского: Карлы, Инегелд, Фарлоф, Вельмоуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фаслав, Рюар, Актевоу, Труян, Лидул, Фаст, Стемид иже посланы от Олга великого князя Русского…». Большинство имен имеют скандинавскую этимологию. При этом «Повесть временных лет» сообщает очень важное пояснение. Что первый договор Олега между Византией и Русью закрепляется клятвами, которые опираются на славянские имена языческих божеств, а не скандинавские: «а Олега водиша и мужий его на роту; по Русскому закону кляшася оружьем своим, и Перуном богом своим, и Волосом скотьим богом и утвердиша мир». В следующем русско-византийском договоре 944 года та же клятва «по-закону русскому», что и в предыдущем договоре Олега, именем славянских богов Перуна и Велеса. Этот факт, с которым согласны и норманисты, и антинорманисты, говорит о том, что фундаментально Русь как государство изначально была именно государством древней восточнославянской веры. И значит – государством восточных славян.

Очень важный момент, ибо говорит о том, что народ этот (Рюрика) рассматривался своим. Одной веры. Или – готов был принять веру в Перуна и Велеса. И потому именно на него пал выбор. А дружина у Рюрика была двуязычная. Свеев и Данов (в качестве служилых дружинников) в ней хватало. И это многое объясняет. Например, славянские и скандинавские названия днепровских порогов. Или еще более классический пример: знаменитый остров Рюген (Руян) в Балтийском море. Там находился знаменитый славянский храм Святовита в славянской столице Арконе. И на этом же острове находился скандинавский Ральсвиг – с поклонением Одину. И славяне, и викинги на этом острове спокойно посещали святыни друг друга. А вот что говорит академик В. Янин.

Пресловутый «варяжский вопрос»

Сообщение о призвании Рюрика новгородцами в середине IX века вот уже более двухсот лет возбуждает эмоции с очевидной политической окраской. Борьба «норманистов» и «антинорманистов» демонстрировала явные «излишества» обеих дискутирующих сторон. «Норманисты» пропагандировали мысль о том, что правопорядок и культура были привнесены на Русь иноземными князьями. «Антинорманисты», исходившие из того обстоятельства, что рассказ о призвании записан летописцем спустя два с половиной века после указанного события, сам этот рассказ признавали легендарным, возмущаясь при этом: «Что же, разве русские люди не могли найти князя у себя дома? Зачем им понадобилось искать власть на свою шею за морем?» Раскопки в Новгороде обнаружили, что в IX в. его вообще еще не существовало. Первые элементы застройки в виде рыхлой догородской структуры возникают на его территории лишь на рубеже IX–X веков, а городом с уличными мостовыми, усадебной планировкой, системами благоустройства он становится лишь в середине Х века. Этот результат, казалось бы, подкрепил антинорманистскую версию: не было Новгорода – не было, значит, и призвания иноземного князя. Подкрепил, однако, ненадолго.

Благодаря многолетним раскопкам Е.Н. Носова на Городище, в 3 км от Новгорода (этот пункт знаменит наличием в нем княжеской резиденции, существовавшей вплоть до падения Новгорода в 1478 г.), было выяснено, что резиденция эта возникает как раз в середине IX века, свидетельствуя о присутствии здесь и варяжской дружины. Иными словами, летописная версия была подтверждена, но с некоторыми коррективами. Инициаторы приглашения: новгородские словене (с северного берега Ильменского озера), русы (из Старой Русы и окрестностей в области южного берега Ильменского озера), а также славяне – кривичи и аборигенные угро-финны. Они образовали политический союз и призвали иноземного князя еще тогда, когда Новгорода не было. А сами племена владели, по словам летописи, «каждое своей волостью». Получилось очень легитимно и демократично. Все всех уважали, и все общины имели равные права. Прояснился и механизм возникновения Новгорода спустя несколько десятилетий после призвания князя. Когда Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем в конце IX в. ушел на юг искать иные престолы, возник вакуум власти: вместо князя на Городище осталась его двуязычная дружина. На рубеже IX–X вв. наблюдается массовое запустение городищ в новгородской округе: жившая в них родоплеменная аристократия устремляется к месту пересечения главных торговых путей. А такое место соответствует территории будущего Новгорода, и здесь возникают первоначальные аристократические городки, каждый со своим именем; здесь собирается общее вече этой политической межэтнической конфедерации. А когда в 946 г. в результате походов на Мсту и Лугу, где были подавлены значительные конкурентные центры, податная территория конфедерации резко увеличилась и к вечевому центру потекли новые потоки государственных доходов, систему первоначальных городков сменяет единый город, получивший закономерное имя Новый Город.

Итак, иноземный князь был призван. Но дело ведь в том, на каких условиях он получил власть. На этот вопрос позволяет ответить серия исключительных находок прошлого сезона, составивших его сенсацию. Начиная с 1951 года в раскопках изредка обнаруживались странные предметы в виде деревянного цилиндра с двумя взаимно пересекающимися каналами, один из которых снабжен неизвлекаемой пробкой. На поверхности таких предметов обозначены некие суммы, упоминаются «емцы» и «мечники» – княжеские чиновники, собиравшие с населения государственные доходы; встречаются также геральдические княжеские знаки и изображения меча – символа «мечника», а также упоминания географических пунктов. На некоторых предметах нацарапано слово «мех» (мешок) в контексте «мех мечника». Всего до 1999 года было найдено в слоях XI – начала XII века. 13 таких предметов.

Сочетание всех этих признаков еще 20 лет назад позволило понять назначение загадочных предметов: они служили замками (своего рода пломбами) для запирания в мешках собранных государственных доходов. И одновременно бирками, на которых указывалась сумма содержащихся в мешке ценностей, их назначение (в казну или сборщику податей, которому, согласно «Русской Правде», следовал определенный процент), а также иногда – название податной территории. Из снабженного таким замком мешка ничего нельзя было украсть, не разрезав мешок или пропущенную через замок веревку или же не расколов цилиндр.

Но самое важное, что также определилось еще 20 лет назад, состоит в том, что отрезанные от мешков бирки «емцов» и «мечников», т. е. княжеских чиновников, обнаруживались не на территории резиденций князя, а на усадьбах знатных новгородцев, из рода которых происходят знаменитые в истории Новгорода деятели XII–XV веков. Это обстоятельство не кажется случайным, если принять во внимание, что уже в древнейшем дошедшем до нас договоре Новгорода с князем говорится: «А волостей тебе, князь, новгородских своими мужами не держать, но держать людьми новгородскими, а получать дар от тех волостей». Иными словами, князь не имел права собирать доходы сам со своей дружиной (на юге такой способ назывался «полюдьем»); эти доходы собирали новгородцы, а князю передавали обусловленную сумму в виде подарка («дара»). На вновь найденных цилиндрах встречены имена бояр, уже известных как местные жители по прежним находкам берестяных грамот. Одна из них адресована боярину по имени Хотен; в ней посланный им человек отчитывается о результатах сбора пошлин на р. Мологе неподалеку от Бежецка.

Эти находки окончательно прояснили, что уже в столь раннее время контроль за сбором государственных доходов и, как мы сказали бы теперь, за формированием государственного бюджета находился в руках самих новгородцев, а отнюдь не в руках приглашенного князя. Но если это так, если указанное условие содержалось в исходном договоре середины IX в., мы не видим в приглашении князя никаких унизительных обстоятельств. В процессе возникших трений внутри межэтнической конфедерации ее члены не отдали предпочтения какой-либо одной из ее составляющих, а призвали третейского судью. Из народа, как сказано выше, который считали своим. Но самое главное во всей этой информации то, что и вечевая, и великокняжеская – обе эти формы древнерусской государственности – сложились на Русском Севере и уже оттуда распространились на юг. И богами считались славянские Перун и Велес.

А теперь посмотрим, что произошло, когда Новгород-Киевская Русь, уже православная, после правления Владимира Мономаха в начале XII века стала распадаться.

продолжение следует...

Далее...
2016
Сентябрь
18.09.2016 17:13
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Почему холодильник "ЗИЛ" и пылесос "Чайка" работают до сих пор. Распад Советского Союза сопровождался не только выходом из его состава республик и сменой политической парадигмы. Исчезала и материальная культура. Некоторые предметы – например, школьную форму тех лет – с каждым годом все сложнее найти, но советская бытовая техника до сих пор остается в строю.

Вещи с душой

"Бабушка всегда стирала руками, несмотря на то, что в ванной стояла стиральная машина-автомат "Вятка", которая почему-то даже не была подключена. Это пробудило мой интерес к бытовой технике", — вспоминает Иван Борисов, токарь авиационного завода и коллекционер. В свободное от работы время Иван проводит экскурсии в Музее индустриальной культуры в Люблино, собирает старые бытовые приборы и, кажется, знает о них все.

"Изделия создавались не для того, чтобы получить прибыль, а чтобы облегчить быт. Изначально в них был заложен другой смысл", — рассказывает Иван.

"От любой вещи тех лет, даже отделанной фанерой, покрытой лаком, веет теплом".

Некоторые приборы действительно создавали не для прибыли. Например, первые стиральные машины ЭАЯ, которые называли "домашними" и производили на Рижском электромашиностроительном заводе, в 50-х годах продавали за 600 рублей при средней зарплате в 1300. При этом их себестоимость была 1600 рублей – так писал один из инженеров завода в своих мемуарах. Машина стирала 2,5 кг белья и сама его отжимала. Она напоминает "ракету" своей конструкцией, хотя была создана еще в "докосмическую эпоху", говорит Иван.

"Кто-то записывался и ждал полгода холодильник, кто-то выигрывал по лотерее, а кому-то технику дарили за победу на соревнованиях. И у людей были истории, приятные воспоминания, связанные с этой вещью. Если ее покупали, то брали на всю жизнь, и умели ценить".

Делали на века

Пылесос "Чайка"

Вся советская техника в коллекции Ивана в рабочем состоянии. Например, пылесос 1945 года или холодильник ЗИС (Завода имени Сталина) 1956 года выпуска. Коллекционер рассказывает, что главное – правильно установить технику, и тогда не будет сбоев в работе.

"Советская техника была очень надежной, потому что при расчете конструкции закладывались запасы по мощности, ресурсам. Если современной микросхеме положено отработать 3000 часов, и она по истечении этого срока умрет, то из советской еще многое можно "выжать". Моторы пылесоса могут работать и 40 лет. В паспорте указано, что после 300 часов работы нужно сменить угольные щетки. Раскрываешь – а там эти щетки не стерты, хотя он явно проработал в несколько раз больше".

Первый пылесос выпустили еще в 1935 году. Известную "Чайку" производили в Москве на заводе "Коммунар" с 1955 года. Длинный прямоточный пылесос был по нынешним меркам маломощным – тогда считалось, что пылесос должен всасывать пыль, а не мусор – и стоил около 45 рублей. Все пылесосы того времени имели выдувное отверстие – к нему можно было прикрепить насадку, чтобы залить воду и опрыскать цветы, лак – и покрыть им мебель, или побелку – чтобы покрасить потолок. В конце 50-х появился "Уралец" – с перламутровым покрытием "кристаллит", советского изобретения: нанесением олова на металл гальваническим способом.

Иван Борисов показывает пылесос "Уралец" в Музее индустриальной культуры

Первый созданный полностью из отечественных комплектующих холодильник появился в 1950 году на московском заводе "Газоаппарат". До этого компрессоры закупали за рубежом. В 1955 году холодильник назвали "Север" — один появился в кадрах фильма "Москва слезам не верит". Он отличался бесшумной работой и низкой стоимостью. Усовершенствованные модели выпускали до середины 90-х.

Продержались до того времени и холодильники ЗИЛ, камера которых была изготовлена из стали и покрывалась силикатной эмалью. Это давало хорошие гигиенические свойства: холодильник было легко отмыть, он не впитывал запахи. Популярности холодильнику добавил замок на ручке, который позволял хранить продукты даже в коммуналке.

В России больше не выпускают

Производство советской техники с распадом СССР остановилось. На рынок хлынул дешевый импорт, и отечественный товар стал невостребованным. Советские приборы были более громоздкими, потому что их создавали из прочных материалов, и, соответственно, уступали зарубежным внешнему виду, эргономичности. Все чаще некогда желанные и необходимые предметы стали оказываться на помойке.

Микроволновые печи "Электроника", которые появились в 70-е, имели большой объем и функционал по сравнению с зарубежными аналогами, а у моделей 80-х годов была даже "сенсорная" панель управления. Сейчас в России ничего подобного не производят. Так же, как и швейные машины – их упадок начался еще раньше, в 80-е, когда в магазинах появилось много вещей и необходимость в том, чтобы шить одежду самостоятельно, отпала. "Госшвеймаш", "Волга", "Ржев", "Тула" работают до сих пор.

Музей индустриальной культуры

Перестали производить и компрессоры – "сердце" холодильника. Их снова приходится закупать, несмотря на то что несколько заводов выжили в 90-е и продолжили работу (в магазинах можно найти белорусский "Атлант" и российский "Саратов"). Зарубежные комплектующие часто не выносят перепадов напряжения и довольно быстро, по сравнению с советскими, выходят из строя, рассказывает Иван.

"В этом ужас нашего времени: мало того, что нам предлагают каждый день новый товар, который ничем не лучше, чем предыдущий, — его выпускают, чтобы он быстрее вышел из строя и нужно было купить новый".

Материальная память

Когда люди узнают, что в 30-е или 40-е годы советские заводы производили технику, которая работает до сих пор, они очень удивляются, рассказывает коллекционер.

"За рубежом есть целые сообщества, которые сохраняют старую технику. У нас это считается диким. Когда я говорю, что коллекционирую полувековые холодильники и пылесосы, люди смотрят на меня как на сумасшедшего. Нам внушили, что все, что было до 1991 года, плохо и надо жить по-новому. По-новому не научились, а все, что было хорошего в прошлом, забыли".

По мнению Ивана, "бездушные железки" обладают гораздо большим смыслом, чем это может показаться на первый взгляд. Они являются памятниками того времени и могут напомнить людям о том, о чем по разным причинам предпочли забыть. В дизайне, конструкции можно увидеть множество нюансов, настроений, чаяний и надежд. Иван уверен, что его задача – сохранить технику как памятник советской промышленности и индустриальной культуры: "Когда я смотрю на эту технику, я вижу людей, которые строили "новый мир" и надеялись на будущее. Тогда это все было диковинным. А сейчас удивлять нечем".

Далее...
06.09.2016 17:17
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

После русской кампании осколки некогда великой армии Наполеона рассеялись по бескрайним просторам России. Часть солдат вернулась домой, но немало пожелали остаться в чужой стране навсегда. Куда же исчёзла значительная часть наполеоновской армии?

В 1869 году вышедший на пенсию французский инженер Шарль-Жозеф Минар со свойственной ему кропотливостью проделал уникальную работу: создал диаграмму, в которой отразил изменение численности наполеоновского войска в период русской кампании.

Согласно цифрам, из 422 тысяч перешедших Неман наполеоновских солдат обратно вернулись всего 10 тысяч.

Французский инженер не учел еще примерно 200 тысяч человек, которые пополнили армию Наполеона в ходе войны. По современным данным из 600-тысячной Великой армии в обратном направлении границу России пересекло не более 50 тысяч человек. Подсчитано, что за полгода боев погибло около 150 тысяч человек, но где же остальные 400 тысяч?

Лето 1812 года в России выдалось на редкость жарким. Наполеоновские солдаты изнывали от палящего солнца и пыли: многие умирали от тепловых ударов и сердечных приступов. Ситуацию усугубили кишечные инфекции, которые в условиях антисанитарии нещадно косили завоевателей. Потом пришло время холодных ливней, которые сменились суровыми морозами…

Количество попавших в плен наполеоновских солдат (французов, немцев, поляков, итальянцев) историк Владлен Сироткин оценивает в 200 тыс. человек – практически все, кто уцелел в негостеприимной России.

Казак конвоирует пленных французских карабинеров

Многим из них не суждено было выжить – голод, эпидемии, морозы, массовые убийства. Все же около 100 тысяч солдат и офицеров оставались в России два года спустя, из них порядка 60 тысяч (большинство французы) – приняли российское подданство.

После окончания войны король Франции Людовик XVIII просил Александра I как-нибудь воздействовать на застрявших в России соотечественников и заставить их вернуться на родину, но русское правительство заниматься этим не стало.
Следы пребывания французов в России можно увидеть по всей стране. В Москве сегодня проживает около полутора десятков семей, чьи предки когда-то не пожелали возвращаться во Францию – Ауцы, Юнкеровы, Жандры, Бушенёвы. Но особое место здесь занимает Челябинская область. Почему? Об этом позднее.

В первой половине XIX столетия на окраине Самары существовал топоним «Французова Мельница». Это свидетельство того, что на когда-то работавшей мельнице трудились пленные французы.

А в современном Сыктывкаре (ранее Усть-Сысольск Вологодской губернии) есть пригород Париж. По преданию его основание так же дело рук пленных французов.

Оставили свой след французы и в русском языке. Голодные и замерзшие наполеоновские солдаты, выпрашивая у русских крестьян кров и хлеб, нередко обращались к ним «cher ami» («милый друг»). А когда им была нужна лошадь, они произносили это слово на родном языке – «cheval». Так великий и могучий пополнился жаргонными словечками – «шаромыжник» и «шваль».

Известный русский экономист, сын смоленского помещика Юрий Арнольд оставил нам воспоминания, в которых поведал о наполеоновском солдате по фамилии Гражан, ставшим его воспитателем. Мальчик души не чаял в «дядьке», научившем его разводить костер, ставить палатку, стрелять и барабанить. В 1818 году родители оправили сына в Московский дворянский пансион. Педагоги были в шоке. Не столько от свободного владения Юрием французским языком, сколько от жаргонных выражений, которыми «сыпал» подросток: «Жрать, засранцы!» или «Ползет, как беременная вошь по дерьму», – так они звучат в переводе на русский.
Наполеон, произнесший знаменитую фразу «Дайте мне одних казаков, и я пройду с ними всю Европу», и подумать не мог, что в скором времени его солдаты вольются в это грозное воинство. Но адаптация происходила постепенно. Историки по крупицам собирают сведения и восстанавливают картину ассимиляции в России бывших наполеоновских солдат.

Например, профессор Сироткин в московских архивах наткнулся на след маленькой наполеоновской общины на Алтае. В документах говорится как три солдата-француза – Венсан, Камбрэ и Луи – добровольно уехали в тайгу (Бийский уезд), где получили землю и были приписаны к крестьянам.

Историк Владимир Земцов обнаружил, что в Пермской и Оренбургской губерниях побывало не менее 8 тысяч пленных наполеоновцев, из них несколько десятков – имперские офицеры. Около тысячи умерло, а многие после заключения мира пожелали вернуться домой.

Донские казаки в Отечественной войне 1812 года

А на Дону в конце XIX века краеведы нашли 49 потомков наполеоновских солдат, записавшихся в казаки. Обнаружить их было не так просто: к примеру, Жандр превратился в Жандрова, а Бинелон в Белова.
Уездный городок Верхнеуральск (сейчас это Челябинская область) в начале XIX столетия был небольшим фортом, охранявшим юго-восточные рубежи России от набегов казахских батыров. К 1836 году возникла необходимость укрепления этого плацдарма, для чего началось строительство Новой Линии: вскоре от Орска до станицы Березовской выросла цепь казачьих поселений – редутов, четыре из которых получили французские имена: Фер-Шампенуаз, Арси, Париж и Бриенн. Среди прочих на Новую Линию были переселены все казаки-французы со своими семьями.

В ответ на наращивание численности казачьих войск казахский султан Кенесары Касымов развернул масштабные боевые действия. Теперь убеленные сединами наполеоновские ветераны вновь вынуждены были возвращаться к подзабытому воинскому ремеслу, но теперь для защиты интересов уже нового отечества.

В числе добровольцев на Новой Линии оказался престарелый и обрусевший наполеоновский солдат Илья Кондратьевич Ауц, который переехал сюда из Бугульмы со всем многочисленным семейством, а также родившийся от француза и казачки оренбургский казак Иван Иванович Жандр. Последний в итоге дослужился до чина сотника и получил землю в станице Кизильской Верхнеуральского уезда.

В Оренбурге прижился еще один колоритный француз – молодой офицер из древнего рыцарского рода Дезире д'Андевиль.

Какое-то время он занимался преподаванием французского языка. Когда в 1825 году в Оренбурге было учреждено Неплюевское казачье военное училище, д'Андевиль был принят в его штат и причислен к казачьему сословию на правах дворянина.

В 1826 у него родился сын — Виктор Дандевиль, который продолжил казачье дело отца. С 18 лет Виктор служил в войсковой конной артиллерии, отметился в походах на Арал и Каспий. За боевые отличия его назначают на пост наказного атамана Уральского казачьего войска. Впоследствии Виктор Дандевиль достигает новых высот – становится генералом от инфантерии и командиром армейского корпуса. Он, как когда-то его предки-крестоносцы, демонстрирует свою воинскую доблесть в сражениях с мусульманами – в Туркестане, Киргизии, Сербии и Болгарии.

Много пленных солдат Великой армии оказалось в землях Терского казачества. Это были почти исключительно поляки, которых по традиции называли французами.

В 1813 году около тысячи поляков было переправлено в Георгиевск – главный город Кавказской губернии. Теперь новоиспеченным казакам предстояло нести воинскую службу в одной из самых горячих точек российского порубежья. Какая-то часть казаков-поляков уцелела в пекле Кавказской войны, о чем могут свидетельствовать польские фамилии, до сих пор встречающиеся в станицах Северного Кавказа.

Далее...
02.09.2016 05:25
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Это фото меня зацепило и не отпускает. Пулеметчик 3-й Ленинградской партизанской бригады Алексей Гринчук у пулемета ДП-27. Подпись под фотографией: «Мой друг Алексей Гринчук за 20 минут до гибели, прикрывает отход товарищей. Август 1943». Фотограф Михаил Трахман (1918 - 1976 г.)

Август 1943 года. В газете «Полярная правда» № 198 (4889) от 26.09.1943 г. в рубрике «В тылу врага» сообщалось: «В одном из оккупированных немцами районов около деревни К. партизанский отряд вел ожесточенный бой с немецкими карателями, которые бросили против партизан артиллерию и авиацию. Под давлением во много раз превосходящих сил партизаны вынуждены были отойти. Отход отряда прикрывал партизан пулеметчик Алексей Гринчук. В ходе боя Алексей Гринчук был тяжело ранен, и когда фашистские бандиты подбежали к нему, чтобы взять его живым, бесстрашный патриот родины Алексей Гринчук одну гранату кинул в кучу фашистов, а второй взорвал себя».

Вечная память!

Могила Алексея Гринчука находится в д. Крюково сельского поселения Выборская волость Новоржевского района Псковской области. А сам партизан Алексей Гринчук и все советские люди, ушедшие в партизаны, чтобы с оружием в руках бить врага в глубоком вражеском тылу, все они - в Бессмертном полку тысячелетней русской истории.

Групповой портрет бойцов 19-го отряда 3-й Ленинградской партизанской бригады

Далее...
01.09.2016 12:02
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

В 1988 году Межведомственная комиссия провела исследование мощей Преподобного Ильи Муромца. Результаты оказались поразительными. Это был сильный мужчина, умерший в возрасте 45-55 лет, высокого роста — 177 см. Дело в том, что в XII веке, когда жил Илья, такой человек считался довольно высоким, потому что средний рост мужчины составлял 165 см.Более того, на костях Ильи ученые обнаружили следы многих битв — множественные переломы ключиц, сломанные ребра, следы от удара копья, сабли, меча. Это подтверждало легенды о том, что Илья был могучим воином, участником жестоких сражений.

Но больше всего ученых поразило другое: Илья действительно долгое время не мог ходить! По заключению исследователей, причиной тому было тяжелое заболевание — туберкулез костей или полиомиелит. Это и стало причиной паралича ног.

Родился Илья Муромец примерно между 1150 и 1165 гг. А погиб он в возрасте около 40–55 лет, как предполагают, при взятии Киева князем Рюриком Ростиславичем в 1204 г., когда Печерская лавра была разгромлена союзными Рюрику половцами. Причиной смерти послужил, видимо, удар острого орудия (копья или меча) в грудь.

Проклятие и чудесное исцеление

В народе из уст в уста передавали такую историю. Будто бы дед Ильи Муромца был язычником и, не признавая христианство, однажды разрубил икону. С тех пор проклятие пало на его род — все мальчики будут рождаться калеками.

Через 10 лет родился Илья, и казалось, проклятие исполнилось: мальчик с детства не мог ходить. Все попытки вылечить его не увенчались успехом. Но Илья не сдавался, упорно тренировал руки, развивал мышцы, становясь все более сильным, но, увы, ходить по-прежнему не мог. Шли годы, и, наверное, не раз ему казалось, что нужно смириться с судьбой: он навсегда останется калекой.

Но когда Илье исполнилось 33 года, произошло нечто необъяснимое. Настал день, который круто и навсегда изменил его жизнь. В дом вошли старцы — калики перехожие (нищие странники), и попросили мальчика подать воды. Он объяснил, что не может ходить. Но гости настойчиво повторили просьбу, которая прозвучала уже как приказ. И Илья, внезапно почувствовав небывалую силу, впервые встал на ноги…

Илья встал на ноги после 33 лет неподвижности. И ученые, проводившие исследования мощей, подтверждают, что костная ткань этого человека чудесным образом восстановилась. Более того, по их заключению, после тридцати лет он Подвиги русского Геракла

После чудесного исцеления Илья Муромец, как и положено богатырям и героям, совершает многочисленные подвиги. Самый известный его подвиг — победа над Соловьем-разбойником.

Исследователи считают, что Соловей-разбойник — не сказочное чудище, а тоже реальная историческая личность, разбойник, промышлявший в лесах по дороге к Киеву. А Соловьем этого разбойника прозвали за то, что он извещал о своем нападении свистом (или, возможно, давал свистом сигнал своей банде к нападению).

В дальнейшем Илья Муромец совершил множество других подвигов, участвовал в сражениях, защищая от врагов землю русскую. Современники отмечали его невероятную, нечеловеческую силу, поэтому в памяти людей он остался, наверное, самым великим русским богатырем. Достаточно вспомнить картину «Три богатыря», на который Илья Муромец изображен в центре — как самый сильный и могучий.

В былинах и легендах три богатыря — Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня Никитич — часто вместе совершают подвиги. Но на самом деле они никогда не встречались. Их разделяли века — Добрыня Никитич жил в 10 веке, Алеша Попович — в 13 веке, а Илья — в 12-м веке.

Но когда легенды столетиями передаются от одного поколения к другому, они обрастают новыми подробностями, знаменитые персонажи начинают совершать новые подвиги, а временные рамки постепенно размываются и смещаются.Вопреки легендам, Илья Муромец никогда не служил князю Владимиру Великому. Они просто не могли встретиться, потому что жили в разные века. Илья служил князю Святославу, защищая Русь от половцев.

Православная церковь, в отличие от ученых, никогда не сомневалась в подлинности мощей. Илья Муромец был причислен к лику святых уже в 1643 году и стал одним из 69 угодников Киево-Печерской лавры.

Тело Ильи Муромца, как и останки многих других монахов, захороненных в пещерах Лавры, нетленно и находится в состоянии мумификации. Но, в отличие от тел египетских фараонов, оно стало таким не благодаря обработке специальными составами, а по неизвестной науке причине. В православии считается, что если тело не разлагается, а превращается в мощи, это — особый дар Бога, который дается только святым.

От мощей Ильи Муромца происходят исцеления тех, кто страдает болезнями позвоночника и у кого парализованы ноги. Илья и после смерти продолжает свое служение людям.

Далее...
Август
29.08.2016 17:51
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Когда знаменитый писатель Вениамин Каверин только приступил к наброскам плана «Двух капитанов», его старший брат Лев Зильбер выл от боли, получая удары коваными сапогами под ребра и корчась на каменном полу Бутырки.

Из него выбивали признание в намерении заразить Москву энцефалитом через водопровод. Это был второй его арест. Первый раз вирусолога Зильбера арестовали в 1930-м «за распространение чумы в Советской Армении», сразу после того, как он победил страшную эпидемию этой болезни в Нагорном Карабахе. Он не оговорил себя тогда и не собирался делать это сейчас —никакие пытки не могли заставить его подписать признание в шпионаже в пользу иностранного государства.

Человек огромной воли и мужества, он напишет позже в своем дневнике: «Следователя нужно оставлять раздраженным, доведенным до бешенства, проигравшим в дуэли между безоружным человеком и махиной палачества, подлости и садизма».

Всего пару месяцев назад — весной 1937 года — он совершил прорывное открытие. Выделил из мозга человека, умершего от клещевого энцефалита, первый в истории медицины штамм этого смертельного вируса. Вакцину он разработать не успел — вместо лаборатории его ждали донос, тюремная камера, сломанные ребра, отбитые почки, пытки бессонницей и голодом.

Его отправили отбывать срок в Печорские лагеря, где он почти уже умер от голода и переохлаждения, когда жена начлага начала раньше времени рожать. Зильбер удачно принял ребенка и в благодарность был назначен главным врачом в лазарет. Заключенные в то время массово умирали от пеллагры — тяжелой разновидности авитаминоза. Зильбер провел серию
опытов и разработал лекарство от пеллагры на основе мха и дрожжей.Тысячи жизней были спасены.

Лагерного доктора срочно забрали в Москву. В 1939 году он был освобожден и стал заведующим отделом вирусологии в Центральном институте эпидемиологии и микробиологии Наркомздрава СССР, однако в 1940-м был арестован в третий раз.

Его снова пытали, и он снова ничего не подписал. В результате он оказался в «химической шарашке», где разрабатывали дешевые методы производства спирта. Там, покупая у зэков живых крыс за махорку, он провел серию экспериментов, в ходе которых подтвердил вирусный механизм возникновения рака. Свое революционное открытие он записал микроскопическим шрифтом на двух листках папиросной бумаги, которые смог незаметно передать на волю во время свидания с первой женой. Она— сама известный микробиолог — сумела собрать подписи авторитетных медицинских светил СССР под просьбой освободить гениального коллегу.

Открытие Зильбера было настолько ценным, что за вирусолога вступился даже главный хирург Красной Армии Николай Бурденко. Его письмо с подписями более чем десятка академиков легло на стол Сталину в марте 1944 года. В тот же день Зильбера освободили.

Летом 1945-го он нашел и вывез в СССР семью — жену, сестру жены и двоих сыновей, уцелевших в немецких рабочих лагерях, где они провели три с половиной года. В том же году произошло из ряда вон выходящее событие: Сталин лично извинился перед ученым и вручил ему премию своего имени. Другого такого случая, когда всесильный генералиссимус попросил прощения у «стертого в лагерную пыль», битого, ломаного, но не сломленного интеллигента, история не помнит.

Льва Зильбера избрали действительным членом Академии медицинских наук, назначили научным руководителем Института вирусологии АМН СССР и главой отдела вирусологии и иммунологии опухолей Института эпидемиологии, микробиологии и инфекционных болезней АМН СССР.

Одержать победу над раком Льву Зильберу так и не удалось. Но всей своей жизнью он смог доказать, что страшная опухоль произвола, поразившая нашу родину, отступает перед твердостью человеческого духа и чистотой сердца.

Лев Александрович Зильбер навсегда останется в нашей памяти не только великим ученым, но и безоружным человеком, выигравшим дуэль с «махиной палачества, подлости и садизма».

Далее...
26.08.2016 11:07
Общество History
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

Начнем с самого старшего-деда моего деда.Знаю,что Иваном звали. Сколько служил,кем служил-это уже неизвестно.Но фотография одна сохранилась-

 Суровый по виду мужик был.Дед мне о нем не рассказывал,а может и говорил чего,но по малости ле я ничего не помню. Зато хорошо помню прадеда,отца моей бабушки.Вот он

он справа. В гражданскую воевал,в Отечественной не участвовал по причине доноса и последующей отсидки,о чем никогда не хотел вспоминать. Хороший был дед,добрый.Мой дед в войне не учавствовал,он поднимал горнодобывающую промышленность в славном Копейске,которую в наши беспокойные года благополучно похерили. Про младшего брата деда мы долго ничего не слышали-пришла похоронка,мол,погиб смертью храбрых защищая Социалистическую Родину. Но,благодаря новым сайтам,занимающимися поиском пропавших безвести солдатудалось установить и место захоронения и наградной лист красноармейца Шумилина Бориса Ивановича. Вот эти документы-

HUw6Hr2co2f2MQQBrVXu4zvQTspFc3Y6Rdo1spv26xs.jpg  

И выписка из госпиталя-HUw6Hr2co2f2MQQBrVXu4zvQTspFc3Y6Rdo1spv26xs.jpg А второй брат деда Вениамин,прошел всю войну,имел много наград,работал самой что ни есть мирной профессией-строил дома.

Конечно,никого уже нет в живых. Просто это история обыкновенной в то нелегкое время семьи. Я рад и этому. Хоть что-то помню,что-то знаю.

На аватарке будет семья деда перед войной,самый молодой,в обмотках-Борис,который погиб почти в начале войны,в нижнем ряду


Далее...
Май
01.05.2016 10:12
HISTORY
Россия Челябинская обл.г. Челябинск

 

Близится Великий Праздник – День Победы над фашистской Германией. Но в наше время в России немногие знают, что после войны в Советском Союзе отмечали два праздника дня победы; 9 Мая – День Победы над фашистской Германией, и 3 сентября – День Победы над милитаристской Японией. И оба праздника в Советском Союзе были объявлены нерабочими днями и отмечались всенародно. Так было до прихода Н.С. Хрущева к власти, об этом же свидетельствуют и соответствующие указы Президиума Верховного Совета СССР.
Отчего так случилось, что в России забыли об этом официальном празднике, не говоря о самой истории советско-японской войны на Дальнем Востоке? Не потому ли так часто в Японии звучат голоса о территориальных притязаниях к России по поводу Курильских островов, что мы сознательно вычеркнули этот праздник из календаря, а японцы, в свою очередь, позабыли об условиях капитуляции 2 сентября 1945 года?
Попробуем совершить экскурс в историю. Разработчиком плана разгрома японских вооруженных сил на Дальнем Востоке был Маршал А.М.Василевский, он же одновременно был и главнокомандующим этой широкомасштабной и молниеносной победной операции, которая стала поистине последней точкой в истории Второй Мировой войны. Как полководец, А.М. Василевский был уже известен. Огромны были и заслуги маршала перед Отечеством. Это план уничтожения фашистов под Москвой, разработка плана Сталинградской битвы и её успешная реализация, план сражения на Курской дуге, разгром фашистках войск в Прибалтике, взятие Кенигсберга…
Как известно, несмотря на подписанный с Японией 13 апреля 1941 года «Пакт о нейтралитете», эта воинственная страна продолжала на протяжении всей Великой Отечественной войны держать на территории Манчжурии мощную группировку вооруженных сил численностью более 1.000000 человек. Тем самым она сковывала крупные силы советских войск примерно равной численности и не давала возможности использовать их в войне против Германии. Это, по сути дела, была явная и запланированная поддержка действий фашистского блока в Европе против СССР.
Еще на Ялтинской конференции 11 февраля 1945 года было принято Соглашение, что СССР, через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе, выступит против Японии на стороне Союзников. При этом в Соглашении были оговорены соответствующие условия, и главные из них – возвращение Советскому Союзу Южного Сахалина, передачи ему Курильских островов и другие. Во исполнение этого Соглашения СССР 5 апреля 1945 года денонсировал пакт о нейтралитете с Японией, что произошло в полном соответствии с его условиями – за год до истечения срока его действия.
Летом 1945 года на Дальний Восток были переброшены дополнительные силы и военная техника. Их развертыванием и подготовкой боевых действий руководил разработчик всего плана операции Маршал Советского Союза А.М. Василевский.
9 августа 1945 года советские войска начали наступательные операции, которые привели менее чем через две недели к полной ликвидации Квантунской группировки японских войск, что ускорило капитуляцию Японии и сократило сроки окончания Второй Мировой войны, как минимум на 1,5-2 года.
Тихоокеанский флот (командующий – адмирал И. С. Юмашев), содействуя войскам Дальневосточного и Забайкальского фронтов, с первых же дней войны развернул активную боевую деятельность. Соединения флота высаживали десанты в Юки, Расин, Сейсин, Ранан, Гензан, а также на Южный Сахалин и Курильские острова.
Высадка началась 11 августа в 19 ч 10 мин после сильной авиационной подготовки и удара с моря, нанесенного торпедными катерами по кораблям противника в портах Юки и Расин. Овладев городом, морские пехотинцы установили связь с частями 393-й стрелковой дивизии, наступавшей вдоль берега. Высадка десанта в Юки способствовала быстрому продвижению войск 1-го Дальневосточного фронта, которые, не задерживаясь в Юки, начали развивать наступление в направление Расина.
В составе тактического десанта для захвата порта Расин был высажен 358-й отдельный батальон морской пехоты под командованием майора А. Р. Свищева. В 9 ч 12 августа десант успешно высадился непосредственно в порту и к 10 ч полностью овладел городом. В бою за Расин японцы потеряли 277 чел. убитыми и 392 чел. были взяты в плен. Потери десанта составили 7 чел. убитых и 37 раненных. 14 августа войска 1-го Дальневосточного фронта овладели городом Мишань, а 15 августа - Муданьцзяном. Японские войска под ударами Советской Армии поспешно отступали. После падения Юки и Расина у японцев еще оставался порт Сейсин, который соединялся железной дорогой с центром Манчжурии, куда отступали разбитые части противника. В сложившейся благоприятной обстановке командование Тихоокеанского флота приняло решение высадить морской десант в порт Сейсин с целью воспретить японским войскам отход поморю.
После потери военно-морской базы Сейсин отступавшие японские войска могли использовать для эвакуации порты Оденцин и Гензан. 18 августа с целью захвата порта Оденцин был высажен 77-й батальон 13-й бригады, усиленный ротой автоматчиков. Всего в десанте участвовало 700 человек. 20 августа другой батальон 13-й бригады высадился в порту Гензан и овладел им. Таким образом, части морской пехоты при поддержке авиации и кораблей заняли все основные порты Северной Кореи. С потерей этих портов японское командование лишилось возможности эвакуировать свои войска.
Десанты в Северной Корее имели свои особенности. Все они были высажены в порты. В составе главных сил десанта действовали танки, что значительно увеличило их ударную силу.
При проведении Южно-Сахалинской наступательной операции для овладения районом Торо, Эсутору (Южный Сахалин) были выделены: 365-й отдельный батальон морской пехоты и 2-й батальон 113-й стрелковой бригады - всего 1500 чел., из них морской пехоты - 654 чел.
На переходе морем десантный отряд включал: сторожевой корабль, четыре малых и два больших морских охотника, 21 торпедный катер, четыре тральщика, транспорт и катерный тральщик. Для авиационной подготовки высадки и поддepжки действий десанта на берегу было выделено 80 самолетов. В качестве высадочных средств использовались катера типа «Кавасаки» и сторожевые катера. Десантом командовал подполковникК. П. Тавхутдинов, командиром высадкиб ыл капитан 1 ранга А. И. Леонов.
Корабли с четырьмя эшелонами десанта вышли из Советской гавани вечером 15 августа. Высадка началась 16 августа в 5 ч 17 мин. После упорного боя морские пехотинцы к 6 часам захватили город Торо, после чего японцы начали отход в направлении Тайхэя и на северо-восток от Торо. К 20.00 десант вышел на северную окраину города Яма-Сигай. Десанты в Торо и Эсутору во многом содействовали успешному наступлению 56-го стрелкового корпуса и разгрому группировки противника в приграничной полосе в южной части острова Сахалин.
20 августа сводный батальон моряков, вышедший из Советской гавани, преодолевая сильное сопротивление японцев, высадился в порту Маока. Вслед за этим были высажены главные силы десанта - части 113-й стрелковой бригады и сводный батальон моряков под командованием капитана В. И. Овсянникова, которые к 16-ти часам полностью овладели городом.
23 августа из Маока на минном заградителе, 8 тральщиках, 2 больших и 2 малых охотниках, в сопровождении торпедных катеров вышла десантная бригада в составе трех сводных батальонов моряков, с целью захватить порт Отомари. Командовал бригадой майор Гульчак. 24 августа по пути следования десанта, ротой сводного батальона был занят порт Хонто. На рассвете 25 августа сводная десантная бригада, не встречая организованного сопротивления противника, высадилась в Отомари. В этот же день все японские части, расположенные на Южном Сахалине, капитулировали. Одновременно с высадкой десантов в порты Южного Сахалина осуществлялась Курильская десантная операция.
Наиболее укрепленными островами Курильской гряды были Сюмусю (Шумшу) и Парамушир. Обороняла их усиленная пехотная дивизия. Овладение этими островами предрешало судьбу остальных.
Передовой отряд десанта состоял из батальона морской пехоты (без одной роты), роты 60-го морского погранотряда и роты автоматчиков. Командовал отрядом майор Т. А. Почтарев. Перед отрядом стояла задача овладеть плацдармом на остpoвe Шумшу, а затем, развивая успех, наступать в глубь острова. Через час после высадки передового отряда по плану должен был высаживаться первый эшелон десанта в составе усиленного 1З8-го стрелкового полка 101-й стрелковой дивизии.17
Подразделения З7З-го стрелкового полка этой же дивизии, усиленные артиллерийским дивизионом и ротой морской пехоты, высаживались в третьем эшелоне. Демонстративный десант планировалось высадить в бухте Накагавачерез три часа после высадки передового отряда.
Перед высадкой каждому десантнику была вручена листовка, призывающая с честью выполнить боевую задачу, а также "Памятка бойцу-десантнику». Накануне высадки было проведено несколько учений, на которых отрабатывались посадка на корабли и тактическое взаимодействие. В течение дня 17 августа и непосредственно перед высадкой авиация, а затем береговая артиллерия нанесли удары по участку высадки.
В 5 ч 17 августа корабли вышли из Авачинской губы и направились в район высадки. Они подошли к берегу и за 40 мин высадили подразделение передового отряда. Из-за плохой видимости корабли не смогли подойти точно к намеченным пунктам, и передовой отряд был высажен между мысами Кокутан-саки и Котомари-саки.
Японцы стремились всеми силами сбросить десантников в море. Однако десант, при поддержке огня корабельной и береговой артиллерии, упорно продвигался вглубь острова к высотам 165,0 и 171,0. Морские пехотинцы, отражая контратаки, уничтожили свыше 200 солдат и офицеров и подбили 15 вражеских танков. Но противник, имея значительное превосходство в силах и средствах, начал теснить подразделения десанта.
В это время бессмертный подвиг совершили шесть моряков во главе с техником-лейтенантом А. М. Водыниным. В боях на острове Шумшу, заняв позицию в кювете дороги, морские пехотинцы отразили несколько атак противника. Во время одной из них японцы подкрались к морякам с тыла и внезапно их обстреляли. Был смертельно ранен А. М. Водынин, ранен матрос Власенко. Один из японских солдат сильным ударом штыка свалил на землю старшину 2-й ст. Бабича, затем, выдернув штык, размахнулся, чтобы нанести второй удар, но был сражен метким выстрелом матроса Ударцева. В напряженный момент боя японское командование ввело в бой танки.
В это время у морских пехотинцев оставалась только одна противотанковая и несколько связок ручных гранат. Первым навстречу танкам, истекая кровью, поднялся Водынин и, продвинувшись на несколько метров, подбил головной танк, а затем, прижав к груди противотанковую мину, бросился под второй танк. Вслед за командиром, подняв высоко над головой связку гранат, продвигался вперед И. Кобзарь, но его сразила пулеметная очередь. Бросились со связками гранат под вражеские танки и погибли смертью героев рядовые Рында, Власенко. Старшина 2-й статьи Бабич подполз близко к танку и метнул гранату, но был оглушен взрывной волной. Он пришел в сознание лишь через несколько дней в госпитале.
Таким образом, бессмертный подвиг пяти морских пехотинцев Черноморского флота под командованием Н. Д.Фильченкова, повторили герои-тихоокеанцы матрос Власенко и сержант Рында. За образцовое выполнение боевой задачи, отвагу и героизм, проявленные в бою, многие матросы, старшины и офицеры были награждены орденами. Командир передового отряда майор П. И. Шутов, командир батальона морской пехоты майор Т. А. Почтарев и старшина 1-й статьи Н. А. Вилков удостоились звания Героя Советского Союза - матрос Власенко и сержант Рында. П. И. Ильичеву звание Героя Советского Союза было присвоено в 1958 г. На острове Шумшу в честь отважных морских пехотинцев были установлены два обелиска.
В боях за освобождение островов Курильской гряды совершили подвиг матросы Волченко и Тюриков, прикрыв от вражеской пули своего командира. В упорных боях десантники занимали остров за островом.
22 августа, потерпев полное поражение, японцы стали сдаваться в плен. В эти дни на южные острова Курильской гряды Итуруп и Кунашир были высажены малочисленные сводные батальоны (десантные отряды) морской пехоты под командованием капитанов Х. Х. Камалова и В. И. Овсянникова. Утром 1 сентября уже над всеми островами Курильской гряды развевались советские флаги.
Всего на Курильских островах было разоружено и пленено около 60 тыс. японских солдат и офицеров. В войне с Японией активное участие приняла и Краснознаменная Амурская флотилия. Тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, моряки флотилии оказали им существенную помощь в разгроме Квантунской армии.
Флотилия участвовала во взятии городов Фугдин, Цзямусы, Саньсин, Харбин и многих других населенныхпунктов, расположенных на берегах Амура, Уссури и Сунгари. За десять суток наступления главные силы флотилии с боями прошли от Фуюани до Харбина 900 км.
В боях за Фуюань совершил подвиг старшина 1-й статьи Николай Голубков. Он возглавил группу моряков канонерской лодки «Пролетарий», высаженных на берег вместе с батальоном 630-го стрелкового полка. На берегу их продвижение остановил пулеметный огонь японского дзота, до которого оставалось около 70 метров. Голубков, быстро преодолев участокоткрытой местности, уничтожил дзот, но сам погиб .14 сентября 1945 г. Н. Н. Голубкову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. На месте гибели морского пехотинца местные жители установили памятник с надписью: «Человеку, победившему дракона».
В результате успешных боевых действий на Дальнем Востоке Советская Армия и Военно-Морской Флот с 9 по 19 августа разгромили основные силы Квантунской армии, группировки японских войск на Южном Сахалине и на Курильских островах. Южный Сахалин и Курильские острова снова стали советскими. За образцовое выполнение боевых заданий и героизм сотни морских пехотинцев были награждены орденами и медалями. Более десяти человек удостоились звания Героя Советского Союза.
2 сентября 1945 года на борту американского авианосца «Миссури» в Токийском заливе, в 10.30 утра по местному времени, был подписан Акт о капитуляции Японии. От имени СССР подпись под ним поставил генерал-лейтенант К.Н. Деревянко. В тот же день в Москве был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, объявлявший 3 сентября Праздником Победы над Японией и нерабочим днем. Напомним, что День Победы – 9 Мая, в СССР был впервые объявлен как всенародный праздник значительно позже – в год 20-летия Победы в Великой Отечественной войне (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27.04.65 г.).
Однако в дальнейшем произошли некоторые сдвиги: 7 мая 1947 года Президиум Верховного Совета СССР принял новый Указ (во изменение прежнего, от 2 сентября 1945 года), согласно которому День Победы над Японией оставался праздничным, но стал нерабочим днём.
Ныне этот праздник, как День Победы над Японией и окончания Второй Мировой войны, не отмечается, хотя память о нём сохраняется, особенно в дальневосточных субъектах Российской Федерации. Именно они неоднократно ставили вопрос о возобновлении его празднования в течение 90-х годов перед Б.Н.Ельциным, но изменений не произошло. Хотя этот день также важен и с точки зрения наших внешних отношений с союзниками по антигитлеровской коалиции и подчеркивании роли нашей страны в завершении Второй Мировой войны в целом.
Мне кажется, было бы интересно глазами сегодняшнего читателя взглянуть на весьма любопытный документ, который был озвучен по всем каналам средств массовой информации Советского Союза.

СООБЩЕНИЕ ТАСС. Токио, 2 сентября 1945 г.

Сегодня в 10 час. 30 мин. по токийскому времени на борту американского линкора «Миссури», находящегося в водах Токийского залива, состоялось подписание акта о капитуляции Японии. В начале церемонии подписания акта выступил генерал Макартур с заявлением, в котором говорится:
«Я заявляю о своем твердом намерении, согласно традиции стран, которые я представляю, проявлять при выполнении моих обязанностей справедливость и терпимость, принимая в то же время все необходимые меры для обеспечения полного, быстрого и точного выполнения условий капитуляции. Мы собрались здесь как представители главных воюющих держав для того, чтобы заключить торжественное соглашение, посредством которого можно будет восстановить мир. Проблемы, связанные с различными идеалами и идеологиями, были разрешены на полях сражений всего мира, и потому не подлежат дискуссии или дебатам».
Затем генерал Макартур предложил японским представителям подписать акт о капитуляции.
Акт о капитуляции Японии гласит: «1. Мы, действуя по приказу и от имени Императора, Японского Правительства и Японского Императорского Генерального Штаба, настоящим принимаем условия Декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединенных Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился и СССР, каковые четыре державы будут впоследствии именоваться союзными державами.

2. Настоящим мы заявляем о безоговорочной капитуляции союзным державам Японского Императорского Генерального Штаба, всех японских вооруженных сил и всех вооруженных сил под японским контролем вне зависимости от того, где они находятся.
3. Настоящим мы приказываем всем японским войскам, где бы они ни находились, и японскому народу немедленно прекратить военные действия, сохранять и не допускать повреждения всех судов, самолетов и военного и гражданского имущества, а также выполнять все требования, которые могут быть предъявлены Верховным Командующим Союзных Держав (ВКСД) или органами японского правительства по его указаниям.
4. Настоящим мы приказываем Японскому Императорскому Генеральному Штабу немедленно издать приказы командующим всех японских войск и войск, находящихся под японским контролем, где бы они ни находились, безоговорочно капитулировать лично, а также обеспечить безоговорочную капитуляцию всех войск, находящихся под их командованием.
5. Все гражданские, военные и морские официальные лица должны повиноваться и выполнять все указания, приказы и директивы, которые ВКСД сочтет необходимыми для осуществления данной капитуляции, и которые будут изданы им самим или же по его уполномочию; мы предписываем всем этим официальным лицам оставаться на своих постах и по-прежнему выполнять свои не боевые обязанности, за исключением тех случаев, когда они будут освобождены от них особым указом, изданным ВКСД или по его уполномочию.
6. Настоящим мы даем обязательство, что японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской Декларации, отдавать те распоряжения и предпринимать те действия, которых в целях осуществления этой декларации потребует ВКСД или любой другой назначенный союзными державами представитель.
7. Настоящим мы предписываем Японскому Императорскому Правительству и Японскому Императорскому Генеральному Штабу немедленно освободить всех союзных военнопленных и интернированных гражданских лиц, находящихся сейчас под контролем японцев, и обеспечить их защиту, содержание и уход за ними, а также немедленную доставку их в указанные места.
8. Власть Императора и Японского Правительства управлять государством будет подчинена ВКСД, который будет предпринимать такие шаги, какие он сочтет необходимым для осуществления этих условий капитуляции».
Первым подходит к столу Мамору Сигемицу – министр иностранных дел нынешнего Японского Правительства. Он подписывает акт о капитуляции от имени Императора, Японского Правительства и Японской Императорской Ставки. Вслед за ним ставит свою подпись Начальник Японского Генерального Штаба генерал Умэдзу. Оба японских делегата отходят в сторону. Затем начинается церемония подписания документа представителями союзных наций, назначенными их правительствами присутствовать при подписании Японией акта о ее капитуляции.
Генерал Макартур говорит: «Верховный Главнокомандующий Союзных Держав подпишет теперь документ от имени союзных наций. Я приглашаю генерала Уэйнрайта и генерала Персиваля подойти со мной к столу для подписания документа». Генерал Макартур подходит к столу, на котором находится Акт, за ним идут генералы Уэйнрайт и Персиваль. Генерал Макартур и вслед за ним Уэйнрайт и Персиваль подписывают документ. Затем от имени США документ подписывает адмирал Нимиц. Далее к столу подходит представитель Китайской Республики генерал Су Юн-чан, начальник оперативного отдела Китайского Совета Национальной Обороны.
Генерал Су Юн-чан подписывает документ от имени Китая. Генерал Макартур приглашает представителя Англии. Адмирал Фрэзер подписывает акт.
Генерал Макартур говорит: «Сейчас акт подпишет представитель Союза Советских Социалистических Республик». К столу приближается генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко. Вместе с ним – двое военных: один – представитель флота и другой – от авиации. Генерал Деревянко подписывает документ.
Затем акт подписывают представитель Австралии генерал Томас Блэми, Главнокомандующий Австралийскими войсками, представители Канады, Франции, Голландии, Новой Зеландии. После подписания акта о капитуляции Японии по радио передается из Вашингтона речь президента Трумэна. Церемония подписания капитуляции, продолжавшаяся 45 минут, закончилась выступлениями генерала Макартура и адмирала Нимица.
Генерал Макартур в своей заключительной речи заявил, что все предыдущие попытки воспрепятствовать международным конфликтам и разрешить их не имели успеха, что повело к тяжелому испытанию войны.
«В настоящее время предельная разрушительность войны исключает подобную альтернативу. Нам представилась последняя возможность. Если мы в настоящее время не создадим лучшую и более справедливую систему, то мы будет обречены. Потсдамская декларация обязывает нас обеспечить освобождение японского народа от рабства. Моя цель заключается в том, чтобы осуществить это обязательство, как только вооруженные силы будут демобилизованы. Будут предприняты другие важные меры для того, чтобы нейтрализовать военный потенциал в энергию японской расы.
Свобода перешла в наступление. На Филиппинах американцы доказали, что народы Востока и Запада могут шагать бок о бок при взаимном уважении и во имя всеобщего благополучия».
Адмирал Нимиц в своей речи сказал, что «Свободолюбивые народы всего мира радуются победе и гордятся достижениями наших объединенных сил. Необходимо, чтобы Объединенные нации неуклонно проводили в жизнь мирные условия, которые навязаны Японии. Необходимо будет также поддерживать силы нашей страны на таком уровне, который не допустит в будущем актов агрессии, направленных на уничтожение нашего образа жизни. Теперь мы обращаемся к великой задаче реконструкции и восстановления. Я уверен, что при разрешении этих проблем мы будем действовать с таким же искусством, находчивостью и проницательностью, как и при разрешении проблем, связанных с достижением победы».

По материалам центральной печати

Далее...
Количество новостей на странице
Объявления
Объявления

Доска объявлений и Совместные закупки

Сэкономьте на покупках, присоединяясь к Совместным покупкам

Социальная сеть
Социальная сеть

Социальная сеть Народ Един

Общайтесь с пользой!

Работа
Работа

Работа в сети Народ Един

Найдите работу своей мечты

Поручения
Поручения

Поручения заданий в сети Народ Един

Эффективно делегируйте задачи исполнителям

Форум
Форум

Форум сети Народ Един

Общайтесь на форуме Народ Един

Городская Сеть
Городская Сеть

Городская Сеть Народ Един

В Городской Сети Народ Един Вы сами пишете историю.

Трансляции
Трансляции

Трансляции сети Народ Един

Трансляции сети Народ Един

Добро пожаловать в сеть Народ Един

Свернуть
Яндекс.Метрика
9230ceba2ed5c6fb